История Сергиева Посада. Николаевская Берлюковская пустынь.

Николаевская Берлюковская пустынь
Алексей Иванович Симаков.


Настоящее хроникальное повествование является попыткой собрать воедино имеющиеся сведения об одном из удивительных уголков Подмосковья НИКОЛАЕВСКОЙ БЕРЛЮКОВСКОЙ пустыни и рассказать о тех, чьи имена неразрывно связаны с историей этой православной обители.
А. Симаков.


Берлюковская Николаевская мужская пустынь (1) расположена в 43-х км к северо-востоку от Москвы на левом берегу реки Вори неподалёку от современного Щёлковского шоссе (бывшей Стромынской дороги).

Косвенным подтверждением времени основания приходской церкви, положившей начало строительству монастыря, является один из документов Синодального Патриаршего Приказа (2). В нём говорится, что «издавних де лет до разорения литовскаго в том Рогожском стану (3) было церквей: только в начале церковь во имя Воскресения Христова, с приделы Димитрия Селунскаго да великомученика Георгия, что было село Павлово, ныне же именуется Вохна, да другая во имя Иоанна Богослова, что меж рек Шерны и Клязьмы, третья во имя Николы Чудотворца, что ныне Берлюковская пустынь, четвёртая Петра и Павла, на реках Шалове и Клязьме, на устьях.» (Холмогоров В.И. и Холмогоров Г.И. «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии» (4), вып. 6 «Вохонская десятина». М., 1881-1911, стр.128).

«Литовское разорение». Вторжение войска короля Речи Посполитой (5) Сигизмунда III явилось следствием социального кризиса, породившего Смуту. Глубокий внутренний недуг, поразивший Россию на рубеже XVI-XVII веков, подготовил почву для иноземного вмешательства во внутренние дела государства. Орудием же стал один из «Самозванцев», выдававших себя за младшего сына Ивана Грозного – царевича Дмитрия.

На данный момент не найдено каких-либо достоверных сведений, проливающих свет на историю возникновения упомянутой выше церкви во имя Николая Чудотворца, и поэтому рассказ об основании пустыни будет построен на основе устных преданий, изложенных в одном из первых подробных описаний обители, составленном в 1854 году её послушником (6) В. Розановым.

Итак. Около 1606 года возле деревенского погоста (7), недалеко от Стромынской дороги поселился старец. Звали его – отец Варлаам.

В более поздней работе, посвященной истории Берлюковской пустыни автором (+ Иеромонах (8) Нил (в мире Николай Лукич Софонов). «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни». М., 1875, стр. 2.) было высказано предположение, что иеросхимонах Варлаам был настоятелем Стромынского Троицкого монастыря (9).

Вскоре сюда же, на берег реки Вори из разорённой поляками Успенской Пречистенской обители (10) пришли две монахини Евдокия и Иулиана. Они принесли с собой древнюю икону Святителя Николая, которую отец Варлаам поставил в небольшую кладбищенскую часовню. Молва о новых поселенцах быстро разнеслась по окрестным местам, и в дремучий лес, который и сейчас называется «монастырским», стали стекаться богомольцы.

Так прошло семь лет. Миновало «смутное время». На престол российский взошёл юный Михаил Фёдорович Романов. Вскоре на месте кладбищенской часовни прихожанами был сооружён небольшой каменный храм во имя Святителя Николая. Принимал ли участие отец Варлаам в строительстве – неизвестно, как неизвестна и его дальнейшая судьба. Точно так же неизвестна судьба двух монахинь Евдокии и Иулиании, принесших с собою икону Святителя Николая.
Вероятно, что они жили тут долго и здесь же умерли, но так или иначе – деревня, находящаяся рядом с Николаевской пустынью была со временем названа АВДОТЬИНО, а возвышенное место, поросшее лесом, расположенное неподалёку УЛЬЯНИНОЙ горою.

Между тем, время не стоит на месте, и среди множества лиц, чья жизнь прочными узами связана с Николаевской обителью, появляется ещё одна яркая фигура.
Этот человек, характерной наружностью и всем своим поведением напоминал дикого зверя. Круглый год он не снимал с себя овчинного тулупа, вывернутого наизнанку, а шею в холода обкладывал мхом, за что в народе прозван был Берлюком или Бирюком (11). Днём он вместе с нищими и убогими стоял возле Стромынской дороги, прося милостыню. Вечером же Берлюк полностью «отрабатывал» своё прозвище, силой отнимая у проходивших и проезжавших всё, что только можно.
И вот, однажды, за ограбление и убийство богатого купца злодей был схвачен и брошен в острог.

Через некоторое время к нему стал наведываться юноша-торговец. Молодой человек сумел войти в доверие к разбойнику и даже пообещал помочь Берлюку бежать из тюрьмы, при условии, что тот отдаст ему все свои сокровища. Долго думал старик над этим предложением. Не найдя другого выхода спасти себе жизнь, он решился открыть место, где хранилось награбленное, взяв предварительно с молодого человека слово не нарушать своего обещания. Вскоре юноша со своими братьями, под видом сборщиков лечебных кореньев появились на Николаевской церковной земле. Клад был зарыт в пещере, и когда стало темнеть, братья приступили к работе. Деньги выгребали лопатами. Предание говорит, что долго ещё на том месте люди находили золотые и серебряные монеты. О дальнейшей судьбе Берлюка история умалчивает, но как бы то ни было, с той поры церковная Николаевская земля навеки была прозвана Берлюковою (Берлюковскою).

Между тем время шло, и постепенно церковь Николая Чудотворца пришла в полное запустение. Земля, принадлежавшая храму, стала сдаваться в оброк (12). В писцовых книгах Московского уезда и Замосковных волостей за 1631 год значится: «В Черноголовской же волости пустошь что было сельцо Берлино на речьке на Воре, пашни паханыя худыя земли церковныя что был храм Николы Чудотворца семь четьи (13) в поле, а вдву потомуж, да сена церковнаго тридцать копен, пашет и косит из оброку деревни Васютиной крестьянин Ивашко Петров, а оброк платит в Патриарший Казённый приказ». (Центр. Историч. Архив г. Москвы=ЦИАМ=ф. 709, оп. 1, д. 183, л. 4).

В приходных книгах Патриаршего приказа «пустовых» оброчных земель значится: за 1638 г. «с церковной земли Николая Чудотворца Берлюковскаго Черноголовския волости на крестьянине на Ивашке Ишеине оброку 15 алт.» (Холмогоровы В.И. и Г.И. «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии», вып. 6 «Вохонская десятина». М.,1881 1911, стр. 147).

По дозорной книге за 1680 г. можно прочитать: «Николая Чудотворца церковная земля, в пустоши, что было сельцо Берлино на речьке Воре около кладбища пашни паханыя худыя земли десятины с четыре, сена копен на тридцать волоковых, а меж и граней той церковной земле никто не указал, а владеют тою церковною землёю села Пушкина крестьяня по отдаче из казённаго Патриаршего приказа.» (Там же).

Читая выдержки из этих документов, нетрудно убедиться в том, что церковная Николаевская земля находилась в запустении практически до конца XVII века.

В 1689 году, взявший в свои руки управление страной семнадцатилетний царь Пётр Алексеевич, буквально перевернул весь, десятками лет сложившийся патриархальный уклад русской православной церкви. Лишив самосто-ятельности и независимости, Пётр I подчинил её общей системе государственного правления. После смерти 15 октября 1700 года всероссийского патриарха Адриана, возглавлявшего оппозицию петровским преобразованиям, местоблюстителем патриаршего престола Пётр назначает молодого епископа Стефана Яворского, очень слабого администратора со взглядами совершенно чуждыми коренному русскому епископату.

В том же году запустелые церковные земли Николая Чудотворца отошли к угодьям московского Чудова монастыря (14). На жительство в обитель были присланы несколько человек братии под начальством настоятеля Пахомия и две крестьянские семьи. А вскоре нашёлся боголюбивый мирянин, купеческий человек Викула Мартынов, изъявивший желание выстроить вновь храм во имя Святителя и Чудотворца Николая. «Насамостоятельное ея бытие был выдан Указ Московской Духовной Дикастерии (15), зарукою Архимандрита Антония, когда он был Казначеем в Синодальном доме, Купецкому человеку Вуколу Мартынову» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л. 5) «По всему вероятию, это было или в 1701, или в 1702; ибо в 1703 г., мы находим Антония уже Игуменом (16) Златоустовским, а в 1706 г. Архимандритом.» (Иеромонах Нил. «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 7).

Итак.«1714 года, мая в 31 день, по указу великаго государя, а по челобитью Мещанской слободы тяглеца (17) Викулы Мартынова со вкладчики, велено им на вышеписанной церковной Николаевской земле построить вновь церковь Николая Чудотворца, а покаместа та церковь станет строиться и с той земли имать с него, челобитчика, оброчными деньгами»
Строительство храма продолжалось чуть больше года. «1715 года, сентября в 14 день велено новопостроенной церкви во имя Николая чудотворца, которую построил по обещанию своему Мещанской слободы тяглец Викула Мартынов в Московском уезде в Вохонской десятине, на пустовой церковной Николаевской земле, что словет Бирхинскаго, и тоя церкви на попа с причетники, по сказке его Викулиной, с дворов дани положить с попова, с дьяконова, дьячкова, просвирницына, да по дозорным книгам Ивана Соболева 7180 (1672) года пашни церковныя с 14 четвертей, сенных покосов с 30 копен, по указанной статье, дани 31 алт. 4 ден. и те данныя деньги велено имать с нынешняго 1715 года. Данныя деньги платил сентября 20 дня поп Федор Иванов.» (Холмогоровы В.И. и Г.И. «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии», вып. 6?«Вохонская десятина». М., 1881 1911, стр. 104).
Возведение церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая положило начало строительству Николаевской Берлюковской пустыни.
Настоятелем в новую обитель был определён иеромонах Василий, пробывший в этой должности приблизительно до 1720 года.

Его сменил иеромонах стромынского Троицкого монастыря Диодор. Сколько времени он управлял пустынью – неизвестно. Позднее, на одном из монастырских колоколов была найдена следующая надпись: «сей колокол отлит в 1721 г. при иеромонахе Диодоре.» (Л. Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 42). Приемником Диодора стал Серапион, которого сменил иеромонах Никифор, выходец из крестьян, постриженник Богословской пустыни18. В определении его в Николаевский Берлюковский монастырь деятельное участие принимала первая жена Петра I опальная царица Евдокия Фёдоровна Лопухина. По прошествии времени, за самовольное пострижение монахов Никифор был взят под стражу, бит плетьми и сослан в заточение в место своего пострижения – Богословскую пустынь, где, вероятно, и умер.

В октябре месяце 1732 года освободившееся место настоятеля Берлюковской обители занял иеромонах Иосия. История этого назначения весьма интересна.
Иосия – в мире Яков Самгин, купеческий сын, девятнадцати лет с согласия отца удалился в Саровскую пустынь (19). В 1708 году там был пострижен в монашество, а в 1716 году, по благословению митрополита рязанского Стефана посвящён в иеромонахи. По жизни человек умный и ловкий, вскоре он сумел войти в доверие саровского настоятеля Иоанна с одной только целью: со временем занять его место. Чувствуя это, в 1732 году Иоанн отпустил Иосию и с ним иеромонаха Иакова в пустынную келию, стоявшую в лесу верстах в четырёх от обители. Но там опальный монах стал заниматься самовольным постригом. Иоанн был очень этим недоволен и попытался образумить своего духовного сына, но Иосия на все увещевания старца отвечал дерзостями. В результате монастырская братия разделилась на два лагеря. Пошли ссоры. Тогда Иосия собрал своих единомышленников и предложил избрать другого настоятеля. Однако, вскоре в Саровскую пустынь на имя Иосии пришло из Москвы письмо. Отправил его священник церкви Воскресения, что в Барашах на Покровке, отец Пётр . Он был человеком вдовым, и хотел остаток лет своих провести в тихой обители, приняв монашеский постриг, по примеру своего давнего знакомого Иосии. Пётр заранее избрал для себя Саровскую пустынь, к которой его располагала строгая жизнь монастырской братии. Но Иосия отсоветовал ему, объясняя это тем, что тамошний настоятель отец Иоанн по году, а то и по два отсутствует в монастыре, уезжая по разным делам, а его, Иосию, оставляет вместо себя править обителью. И если бы только Господь послал Иосии место в каком-нибудь монастыре, то он уж, конечно бы завёл там строгий порядок и не забыл отца Петра. Случайно узнав, что Николаевская Берлюковская пустынь осталась без настоятеля Никифора, высланного в Богословскую обитель, отец Пётр решил попытаться определить на освободившееся место Иосию. С этим намерением он поехал в Берлюковский монастырь. Заручившись поддержкой тамошней братии, он отправился оттуда в московскую духовную дикастерию; и так уладил дело, что, не наводя справок ни о самом Иосии, ни о прежнем начальнике Никифоре, духовная дикастерия определила опального саровского монаха в Берлюковскую пустынь.

Узнав об этом, Иосия бросив все дела, отправляется в Москву. Вместе с ним поехали иеромонах Иаков и монах Георгий Зварыкин, проводивший их до Арзамаса.

Отец Иоанн же с братиею, опасаясь, что Иосия поехал в Москву просить другого настоятеля, избрали на это место иеромонаха Дорофея Замятина, одного из первых постриженников Саровской пустыни. Георгия же Зварыкина и иеромонаха Ефрема послали в столицу просить московскую духовную дикастерию утвердить настоятелем Дорофея.

А тем временем Иосия принимал под своё начало Берлюковскую пустынь. Вместе с Иосией поступили в обитель и, приехавшие сюда из Сарова иеромонах Иаков, иеромонах Сильвестр и иеродиякон Боголеп. Не был забыт и отец Пётр, осуществивший, наконец своё давнее желание вступить в монастырь. В Берлюковской пустыни он принял от Иосии пострижение и стал именоваться Пахомием.

В конце 1733 года Николаевская Берлюковская обитель была втянута в страшный водоворот, погубивший не один десяток людей самых разных сословий.
Трудное время переживала тогда Россия. Реформы Петра, явившиеся завершением многолетнего процесса поглощения церкви государством, послужили толчком к расколу в среде русского духовенства.
25 января 1721 года был обнародован указ Государя Петра Алексеевича об учреждении Духовной Коллегии, наименованной позднее Святейшим Синодом. Духовная Коллегия была организована с целью передачи управления Русской Православной церковью всецело в руки государства.

Правой рукой Петра I в деле преобразования церкви стал архиепископ псковский Феофан Прокопович – любимец царя, один из замечательнейших государственных деятелей России XVIII века, сумевший подняться столь высоко благодаря исключительно только своему уму и трудолюбию.

Устав синода Пётр поручил составить Феофану. Новый законодательный акт, названный «Духовным Регламентом», был подготовлен без какого-либо участия церкви и не скрывал, что духовная коллегия не имеет ничего общего с прежними духовными соборами, подчёркивая чисто государственный характер учреждения.

В состав синода входили лица духовного звания, приглашённые на определённые сроки императором. Административное и хозяйственное управление синода контролировалось обер-прокурором синода, светским чиновником, назначенным сенатом. Духовная коллегия, при первоначальном её учреждении, состояла из президента, двух вице-президентов, четырёх советников и четырёх асессоров (20).

Феофан Прокопович, будучи третьим лицом в духовной коллегии, стал камнем преткновения у вице-президента святейшего синода архиепископа новгородского Феодосия и обер-прокурора Болтина, являвшихся ярыми противниками петровских реформ. Не меньшее значение в судьбе Феофана Прокоповича имела и одна малоизвестная личность–архимандрит Псковского Печерского монастыря Маркелл. Близкий человек к Феофану, впоследствии в высшей степени враждебный, он преследовал и мучил архиепископа с изумительной настойчивостью. Маркелл – в мире Николай Романович Родышевский был знаком с Феофаном ещё по киевской академии. В 1724 году архиепископ Феофан Прокопович, возглавлявший в это время псковскую епархию, произвёл Маркелла в архимандриты Псковского Печерского монастыря. Смерть Петра I послужила толчком к началу открытой борьбы сторонников сохранения старых православных традиций с Феофаном Прокоповичем.

В начале 1725 года обер-прокурору св. синода Ивану Васильевичу Болтину поступил донос на настоятеля Псковского Печерского монастыря Маркелла Родышевского, в котором было сказано о том, что в обители этой на полу лежат 70 икон со снятыми окладами и венцами. Естественным образом, тень падала и на самого Феофана, так как монастырь тот находился в подчинённой ему епархии. 9 апреля 1725 года Иван Болтин доложил в синоде о результатах ревизии, произведённой в Псковской обители и подтвердившей все, изложенные в доносе сведения. Феофан ясно понимал, что вся эта хорошо спланированная акция была направлена, главным образом, против него самого и проведена с молчаливого согласия вице-президента св. синода архиепископа Феодосия и обер-прокурора Болтина. Платя им той же монетой и, в то же время, оберегая себя от опасного суда и следствия, Прокопович выдаёт их, вступившей на престол государыне императрице Екатерине Алексеевне, как мятежников, угрожающих спокойствию государства. Главным пунктом обвинения была брошенная неосторожно преосвященным Феодосием фраза: «Будем ещё трусить, мало только подождать.» (Донесение Синодальных членов. «Русский Архив», 1864, стр. 139). Удар был меткий.

27 апреля Государыня приказала арестовать Феодосия, а обер-прокурора Болтина взять в крепость и допросить о непристойных словах архиепископа. 12 мая 1725 года, публично, с барабанным боем был обнародован приговор над Феодосием, по которому его сослали в Карельский монастырь на устье Двины. В том же году Болтин был уволен с поста обер-прокурора св. синода.

В сентябре 1725 года Феофан Прокопович оставляет Псков и переходит в новгородскую епархию. Маркелла Родышевского Феофан берёт с собою, определив его архимандритом Юрьевского монастыря. Между тем, на должность советника в синод был назначен ростовский архиепископ Георгий Дашков. Обладавший светлым природным умом, громадной волей и настойчивостью, Дашков был из неучёных и не любил образованных людей. Очевидно, что такой человек не мог сойтись с Феофаном. Ему хотелось стать первым, взяв власть в св. синоде в свои руки любыми средствами. Пользуясь стеснёнными обстоятельствами, близкого к Прокоповичу Маркелла Родышевского, Дашков решил использовать его в своей игре.

В феврале 1726 года приемник Болтина Баскаков возобновил дело по доносу на Маркелла, которое было определено взять в синод. Под давлением сложившихся обстоятельств, и понимая всю безвыходность ситуации, Родышевский (в душе являвшийся сторонником возвращения патри-аршества), подаёт 5 июля 1726 года в верховный тайный совет, записку из 48 пунктов, в которых обвиняет своего влиятельного покровителя Феофана Прокоповича, уличая его в ереси. Человек очень умный и весьма наблюдательный, Феофан заметил, что Родышевского используют в качестве орудия против него. Прокопович ясно понимает: отдать Маркелла духовной организации, в которой находились его враги, означало погубить себя. И тогда Феофан делает хитрый ход. После смерти в 1727 году императрицы Екатерины Алексеевны Прокопович отсылает в тайную канцелярию доношение на Маркелла (21).

Так началось многолетнее следствие по делу Родышевского. Находясь в ожидании приговора в Симоновом монастыре, Маркелл пишет огромное сочинение, названное им «Возражения на Объявление о монашестве», во многом определившее дальнейшую судьбу Николаевской Берлюковской пустыни и её обитателей. В своём труде, состоящем из нескольких толстых тетрадей, Родышевский выступает против указа Петра, подписанного им 31 января 1724 года, которым предполагалось устроить монашество по древним образцам, сообразно с истинною его целью, и размножившимся монастырям дать назначение, требуемое пользою государства.

В ночь с 18 на 19 января 1730 года, не назначив себе преемника, умирает от оспы 14-летний император Пётр II, внук Петра Великого, сменивший на троне Екатерину Алексеевну. Верховный тайный совет избирает на престол дочь царя Иоанна Алексеевича, вдову – герцогиню Курляндскую (22) Анну.

28 апреля в Москве состоялась коронация новой императрицы. Священнодействие совершал Феофан Прокопович, несмотря на то, что враги его просили Анну не допускать еретические руки его до миропомазания. Вскоре императорский двор переезжает из Москвы в Санкт-Петербург. Страной фактически стал управлять фаворит Анны Эрнст Иоганн Бирон, герцог Курляндский. Народная ненависть к иноземному правительству росла и все лица, казавшиеся опасными, подвергались аресту.
31 августа 1732 года св. синод издаёт указ о введении в монастырях переписных книг. Таким образом пресекались самовольные переходы монахов из одной епархии в другую, а также самовольное пострижение и прочие противоправные действия, как настоятелей, так и монахов.

Все обители были страшно перепуганы этим указом. Практически в каждой из них скрывались беглые крестьяне; солдаты, покинувшие свои полки; мужья, бросившие своих жён. И на что они только не шли, чтобы выпутаться из грозящей им беды. Вот так, 13 декабря 1733 года монах, назвавший себя Георгием, пришёл к председателю синодальной конторы архиепископу ростовскому Иоакиму и подал прошение, в котором выставлял себя замученным совестью грешником и отступником от христианства. Тот отослал просителя, вместе с его письмом в синодальную канцелярию, где у монаха потребовали подробного и обстоятельного объяснения.

Тот рассказал, что от роду ему 26 лет, в мире звали его Григорием Зварыкиным и, что жил он, Григорий, поначалу со своей матерью. Соседский дьячок обучил его грамоте; позднее же, с помощью пленных шведов он выучился латыни, немецкому языку и арифметике. В 1724 году Григорий переезжает в Москву к своему дяде, который нашёл ему место у графа Сантия (23) по письменной части.

Как-то раз на мосту Зварыкина остановил старик. Незнакомец рассказал Григорию, что в Санкт-Петербурге живёт немец Вейц, который поможет исполнить любое его желание. Вскоре граф Сантия поехал в столицу по делам и взял с собою Григория. В Санкт-Петербурге молодой человек нашёл немца и рассказал ему о встрече со стариком. Вейц ответил, что готов помочь ему, но с условием, если он, Зварыкин отречётся от Христа. После мучительных колебаний Григорий согласился и написал на бумаге клятву, подписав её своей кровью. Немец запретил Зварыкину креститься и читать молитвы, дав ему в услужение двух бесов, которые стали исполнять все просьбы Григория. Кто такой был Вейц и как зовут его – не знает; бесы называли его Князем.

Так Зварыкин жил несколько лет, до тех пор, пока он не почувствовал свою, вдруг пробудившуюся совесть. Купив себе чернеческое (24) платье, Зварыкин поехал искать себе пристанище. Недалеко от Калуги он познакомился с иеромонахом Иоанном. Вскоре, в деревянной избе Иоанн постриг его в монашество и назвал Георгием. После этого Зварыкин стал ходить по монастырям и проситься на житьё.

Его принял к себе иеромонах Иосия Самгин, за временным отсутствием настоятеля, бывший в ту пору начальником Саровской пустыни. На исповеди Георгий открыл все свои бесовские приключения Иосии, ставшему ему духовным отцом.
Теперь он, Георгий, находится в Москве по монастырским делам и, заявляя о своём грехопадении, просит у Её Императорского Величества Анны Иоанновны милосердия, а у Св. Синода милостивого рассуждения, чтоб повелено было ему окончить жизнь в покаянии, потому, что он дрябл и скорбен. Ещё Зварыкин показал записку Берлюковского монаха Сильвестра, по которой Иосия, ставший настоятелем Николаевской Берлюковской пустыни, приказывал Сильвестру, ему – Зварыкину, иеромонаху Иакову да монаху Боголепу соблюдать одно церковное правило.

Во время вечерней молитвы, после перечня Святых Угодников, велено было класть поклон Св. Великому Угоднику Божию Тимофею Архиповичу (25). С Тимофеем Архиповичем Иосия познакомился в Москве в доме князя Меншикова на Мясницкой улице, где жил тогда этот человек и которого Иосия за прозорливость почитал как святого угодника.
Русский историк Василий Никитич Татищев, знавший этого человека, рассказывает: «Двор царицы Прасковьи Фёдоровны (супруги царя Иоанна Алексеевича, матери Императрицы Анны. А.С.) от набожности был госпиталь на уродов, юродов, ханжей и шалунов. Между многими такими был знатен Тимофей Архипович, сумазбродный подьячий, котораго за святаго и пророка суеверцы почитали, да не токмо при нём, как после него, предсказания вымыслили. Он императрице Анне, как была царевною, провещал быть монахиней и называл её Анфисою; царевне Прасковье быть за королём и детей много иметь; а после, как Анна императрицею учинилась, сказывали, якобы он ей задолго корону провещал». (Татищев В.Н. «Российская история с древнейших времён» Л., 1968, т. 1, стр. 46).

Узнав, что Зварыкин содержится в синодальной канцелярии, Самгин и берлюковские монахи страшно перепугались. У Иосии сердце чуяло, что его сгубят показания сумасбродного Зварыкина. Он метался как рыба, попавшая на крючок; и вот тогда Иосия решился выдать Георгия Зварыкина как чародея и безбожника. Он подал в синодальную канцелярию донос, в котором было сказано, что в Саровской пустыни есть бумаги, писанные рукой Зварыкина о его отречении от Бога и о покаянии. канцелярия св. синода передала это дело конторе тайной канцелярии, которая приказала арестовать Зварыкина, настоятеля Берлюковской пустыни Иосию вместе с Сильвестром, Иаковом, Боголепом, Иоанном и Саровским иеромонахом Ефремом; наконец, по их показаниям взяли ещё и крестьян Ивана и Максима Щелягиных.
Контора тайной канцелярии отправила в Саровскую пустынь солдат для изъятия бумаг, на которые указал Иосия.

При обыске в алтаре под столом были найдены следующие вещи:
1. Несколько бумаг, писанных рукой Георгия, заключавших в себе его отречение от Бога.
2. Разрешительное письмо Иосии Георгию во всех его грехах. Иосия показал, что он дал его Георгию для того, чтобы он не пришёл в отчаяние и не ушёл из пустыни.
3. Тетради, писанные иеромонахом Сильвестром о Георгии Зварыкине под названием: «Повесть душеспасительная о бывших ему видениях Иоанна Предтечи и Тимофея Архиповича».
4. Тетради о монашестве, сочинения Маркела Родышевского.

Самыми важными бумагами, найденными при обыске, были «Возражения на Объявление о монашестве», которые сближали дело Зварыкина с делом Родышевского. Каким образом и откуда тетради эти попали в Саровскую пустынь.
Иосия показал, что в 1730 году Саровский настоятель Иоанн, будучи в Москве, прислал их оттуда к нему для списывания и наказал при этом, чтобы Иосия вернул их поскорее в Москву. Самгин, правивший в это время монастырём в отсутствии Иоанна, отдал их для переписывания Зварыкину и Сильвестру. После того, когда он, Иосия собрался в Москву, Сильвестр принёс ему списанные тетради. Показав их Самгину, он спрятал сочинения Родышевского вместе с другими бумагами в алтаре Саровской церкви.
Иеромонах Иоанн рассказал, что взял он тетради у братьев Щелягиных для чтения и, бегло их просмотрев, отослал сочинение Маркелла Иосии, а после переписки вернул их (тетради) Щелягиным. Максим Щелягин, в свою очередь сообщил, что ему тетради о монашестве дал сам Маркелл Родышевский в Симонове монастыре, где Максим был на богомолье.

4 апреля 1734 года, по приказу тайной канцелярии, все арестованные по этому делу были переправлены из Москвы в Санкт-Петербург. Показания монахов подтвердили то, что сочинение Родышевского ходит по обителям и производит волнения среди монахов. Феофан написал разбор Маркелловых тетрадей и 4 июля 1734 года представил его императрице Анне Иоанновне.
Прокоповичу нетрудно было показать всем, что сочинение Родышевского направлено на возмущение народа против правительства и, что все читатели и переписчики тетрадей Маркелла являются крамольниками и преступниками. Тайную канцелярию очень напугали выводы Феофана, и она с удвоенной энергией принялась за дело. Все лица, имеющие хоть какое-либо отношение к произведению Родышевского, были объявлены участниками заговора.
23 августа 1734 года была арестована и доставлена из Москвы в Санкт-Петербург княгиня Мария Долгорукова только за то, что долгое время была вкладчицей Николаевской Берлюковской пустыни. Княгиня была так больна, что не могла вставать. Несмотря на это, её всё-таки повезли в столицу и там допросили. Впрочем, в её показаниях не открыли ничего важного, кроме знакомства княгини с монахами и юродивыми. Запутан был в это дело и Алексей Васильевич Макаров, Действительный Тайный Советник, Андреевский кавалер, любимец и доверенный человек Петра I. Тайная канцелярия держала Макарова с женою и детьми под домашним арестом в течение 6 лет, только потому, что его имя упомянул на допросе один из подследственных.
Вскоре Феофан Прокопович предложил св. синоду расстричь несчастных монахов. Синод поддержал его просьбу, и стали: Иосия – Яковом Самгиным, Иаков – Иваном Кучиным, а Сильвестр – Степаном Викторовым.
Главной пружиной «Зварыкинского дела» Прокопович считал бывшего настоятеля Берлюковского Иосию. И не ошибся. В ходе следствия Георгий Зварыкин, наконец признался, что все его показания о бесах и Вейсе были им выдуманы. Он боялся, что его лишат монашества, и поэтому выдал себя за блаженного. Самгина же Зварыкин обвинил в самовольном постриге, что подтвердили четыре Берлюковских монаха: Никодим, Иринарх, Феодосий и Серафим, подавшие по ходу следствия в московскую синодальную канцелярию донесение, в котором говорилось о том, что все они были пострижены в монашество Иосией, а по указам или без указов, того не знают. Синодальная канцелярия распорядилась лишить их монашеского чина, а в пустынь назначила следствие, получивши его особой комиссии, в которую вошли: Рождественского Владимирского монастыря архимандрит Павел, Сретенского монастыря игумен Евсевий Левонов и советник коллегии экономии Иван Топильский.
Вследствие показаний, данных Берлюковскими монахами и донесения комиссии, 17 января 1735 года св. синод вынес следующее определение: «Монахов и труженников Берлюковской Пустыни рассылать, куда указы повелевали; Московское подворье Берлюковской пустыни продать, аденьги отдать в Монастырь, куда из той пустыни церковную утварь ипрочее церковное имение отдать повелено будет».(ЦИАМ ф. 707, оп. 1, д. 88, л. 9).

13 декабря 1738 года вышел Высочайший Указ, решивший участь Саровцев и Берлюковцев:
1. Расстригу Якова Самгина (иеромонаха Иосию А.С.), вместо смертной казни, бить кнутом и, с вырезанием ноздрей, сослать в Камчатку вечно;
2. Расстригу Ивана Кучина (иеромонаха Иакова) бить кнутом и сослать на Себирския Казенныя железныя заводы в работу вечно;
3. Расстригу Степана Викторова (иеромонаха Сильвестра) отослать в военную колегию, для написания в писари;
4. Расстригу Григория Зварыкина (монаха Георгия), вместо смертной казни, сверх бывших ему розасков, бить кнутом нещадно и вырезанием у него ноздрей, сослать в Охотский острог в работу вечно;
5. Иеромонаха Ефрема, за важные его вины, лишить Иеромонашества (называться ему Евдокимом кротким), бить кнутом нещадно и сослать в Оренбург в шахты вечно;
6. Иеродьякону Боголепу, за вины ж его, лиша его монашескаго чина, называться Борисом Степановым, вместо кнута учинить нещадное наказание плетьми и отослать в военную колегию для зачисления в солдаты;
7. Пахомия (Барашевского священника о. Петра), вместо кнута, бить нещадно плетьми и послать к неисходному жительству в дальнейший монастырь по усмотрению св. синода.

Так закончилось это бурное и страшное дело, поставившее точку в процессе по обвинению Маркелла Родышевского, явившегося, по существу, подавлением протеста всех тех, кто не был согласен с церковной реформой первой половины XVIII столетия.

Что стало с Берлюковской пустынью после последовавшего 17 января 1735 года решения св. синода неизвестно, как неизвестно и то, где именно находилось в Москве Берлюковское подворье, которое определено было продать.
29 мая 1737 года в Москве случился большой пожар, в котором пострадал архив синодальной канцелярии экономического правления, поэтому никаких сведений о судьбе монастыря в период с 1735 по 1759 год не сохранилось. Свидетельством тому стало обращение в 1759 году настоятеля Берлюковского Геннадия в канцелярию с просьбой о выдаче ему копий документов по Николаевской Берлюковской пустыни; но синодальная канцелярия отказала за неимением таковых, сославшись на пожар 1737 года. Кто был преемником Геннадия также неизвестно. Кроме того, по свидетельству иеромонаха Акиндина, правившего обителью с 1764 года, Берлюковская пустынь дважды горела.

Первое описание обители было составлено в начале января 1764 года поручиком Василием Ваксилем по указу императрицы Екатерины Второй и инструкции комиссии о церковных имениях в ходе подготовки секуляризации26 церковного и монастырского имущества. Описание это, проведённое при участии настоятеля пустыни иеромонаха Акиндина, даёт самые подробные и очень любопытные сведения о состоянии Берлюковской обители во второй половине XVIII века:
«В той пустыни Соборная церковь каменная одна, а в ней два престола. Соборная церковь во имя Пресвятыя Живоначальныя Троицы об одной главе. В той же церкви в трапезе предел во имя Святителя Николая Чюдотворца. При оной соборной церкви построена с западной стороны деревянная колокольня на дву столба с четырьмя колоколами, под которою и крыльцо и церковь.
В той пустыни деревяннаго строения
Строительских келей 2.
1 келья и при ней хлебня и меж ими сени. Крыта дранью.
2 с сенми и пред ней клеть.
Братских келей с сенми 2. Сарай сенной. Сарай тележной. Анбаров хлебных 3. Два погреба с напогребицею. Струп новой. Оные крыты дранью. Огород для посажения всякаго овощу. В той же пустыни до грады скотной двор и в нем строения: Изба с сенми. Сарай лошадиной.
Амшеник. Два клева. У оной пустыни ограда бревенчетая в столбах забором забрана с трех сторон. Во оной ограде с восточной стороны Святые ворота деревянные, на них шатер с главою, на главе крест деревянной. Въезжие ворота простые. В С.-Петербурге и в Москве оной пустыни подворьев не имеется. При оной пустыни школ, богаделен, учителей, учеников и прочаго ничего не имеется.

А ныне на лицо:
Строитель иеромонах Анкиндин, настоятельство имеет в священном служении. Иеромонах Аврамий в послушании находится в священном служении. Иеромонах Паисий в послушании находится в Священном смирении. Монах Феодосий в послушании находится в церковном чтении. Монах Ириней послушание имеет пономарское. Белы поп Петр Андреев, послушание имеет в священном служении.

Трудников Попов сын Иван Васильев, послушание имеет благовесть и звон и псалмы читать.
Попов же сын Сергей Михайлов, послушание имеет сторожу церковную. Все вышеописанные имеют общую трапезу.
А более содержать себя от своих трудов и подаянием христолюбивых дателей.
При оной пустыни приказных и прочих монастырских всякаго звания служителей и крестьян не имеется.
А имеется отставной драгун Василей Морев Ростовскаго Драгунскаго полка прислан в (1)762 году Марта 27 дня за старостию, дряхлостию и глухотою при указе из Московской Духовной Консистории, от роду ему 57 лет, холост, из крестьян, ранен, должности при пустыни никакой не исправляет.
Да отставной же солдат Марка Подовинников Ярославскаго полка прислан в (1)764 году Января 5 дня при указе из Московской Духовной Консистории за старостию и дряхлостию, от роду ему 60 лет, женат, из крестьян, не ранен, должности при пустыни никакой не исправляет.
Ко оной пустыни приписаных вотчин не имеется, а имеются 3 часовни деревянные, построенные от оной пустыни на больших разных дорогах.
1. Разстоянием от оной пустыни состоит в 40, а от Москвы в 5 верстах на большой Троицкой дороги (27) в Дворцовом селе Алексеевском построена в (1)720 году и при оной деревяннаго строения имеется Изба с сенми крыта дранью.
2. Разстоянием от оной пустыни в 12, а от Москвы в 38 верстах на большой Володимерской дороги (28) в деревне Шелове. При ней изба с сенми крыта дранью.
3. На дороге Стромынке в деревне Мизинове, разстоянием от оной пустыни в 2, а от Москвы в 40 верстах. При той часовне изба крыта дранью.
А по какому указу и в котором году построены, о том во оной пустыни известия не имеется.
Да имеется ж при оной пустыни старинная Николаевская земля. Лесу никакого не имеется И того во оной пустыни с скотным двором и в трех часовнях деревяннаго строения состоит:
Жилых покоев 8, нежилых 15, огород 1.
В Скотном дворе разнаго скота:
Меринов езжалых 3, кобыл молодых 2, итого 5.
Коров 5, подтелков 3, овец 2, итого 10.

Окладных денежных и хлебных доходов, оная пустыня никаких не имеет, кроме мирскаго подаяния в милостину и от трудов сами работают по возможности своей пашут и косят по малости своей земли и имеют от скота масло и молоко малое число и от огороднаго овоща и трудами своими от лесных плодов грибов и прочаго, чем себя в питомстве и содержать, как и выше показано. К сей ведомости Николаевской Берлюковской пустыни строитель иеромонах Анкиндин руку приложил. Поручик Василей Ваксель.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 183, л.л. 6-12 с сокращ.)

Когда и откуда пришёл иеромонах Акиндин в Берлюковскую обитель – неизвестно, но из сохранившихся документов видно, что 23 декабря 1769 года на его место был прислан игумен Никон.
Вскоре после своего вступления на должность, он ставит в известность московскую духовную консисторию (29) о плачевном положении подчинённой ему обители: «оная пустыня к содержанию своему с братиею совсем безнадежна, а хотя при той пустыне пахатной земли двадцать одна десятина и есть, но оная в болотах и перелогах состоит и к плодородию хлеба не годна а за тем остался только один собираемый с трех часовен денежный доход чем ту пустыню содержать, да и себя с братиею препитать не можно». (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 2, л. 2об.)
Московская духовная консистория, основываясь на показании игумена Никона, 30 апреля 1770 года определила Николаевскую Берлюковскую пустынь упразднить, обратив обитель в Троицкую приходскую церковь, приписав к ней приход от разных церквей до 62 дворов, и быть при ней священнику и причетнику, а имеющиеся при ней три часовни отдать Екатерининской пустыни (30). Игумена же Никона указано перевести в Крестовоздвиженский монастырь. Определение было утверждено преосвящен-ным Амвросием архиепископом московским. Священник, присланный в Троицкую приходскую церковь, пожив там несколько времени, отлучился неизвестно куда и назад в свой храм не вернулся.
В таком положении упразднённая Николаевская Берлюковская пустынь находилась до поступления в московскую епархию архиепископа тверского Платона (Левшина) (31).
Объезжая свою епархию, Владыка от священника села Воскресенского Богородского уезда узнал, что в его ведении находится Троицкий храм, упразднённого несколько лет назад Берлюковского монастыря. Вот что напишет архиепископ Платон в «доношении», посланном им в адрес св. синода: «По вступлении же моем в епархию, почел я за долг оную пустыню самолично осмотреть, и по осмотру моему, оная упраздненная пустынь оказалась состоящею на хорошем месте, церковь с колокольнею каменная в твердости и утварью не скудна, строение хотя и деревянное но не малое, и по большей части какия были ветхоссти, от вкладчиков поправлены; пашенной и сенокосной земли при ней 24 десятины, также и протчия угодья имеются, яко - то рыбныя ловли, луга и леса, что и доселе при оной пустыне неотъемлемо состоит, от чего оная пустыня к своему содержанию, по моему усмотрению, не оскудное может иметь удовольствие» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 2, л.л. 3, 4).

Вскоре к архиепископу Платону, твёрдо решившему возродить заброшенную обитель, явился человек, назвавший себя игуменом Лукой.
Посетитель стал просить Владыку подыскать ему уединённое место в каком-либо монастыре; и тогда тот предложил игумену поселиться в упразднённой Николаевской Берлюковской пустыни.
Прибыв на место, Лука пришёл к выводу, что одному ему не по силам восстановить обитель, находившуюся без надзора. Собрав несколько человек братии, Лука первым делом обнёс монастырь деревянной оградою и построил несколько келий. Но уже через год, не найдя средств к содержанию братии да и самой пустыни, игумен Лука возвращается в Москву.
В 1778 году на его место был назначен иеромонах Николаевского Перервинского монастыря Иоасаф, который вскоре доложил архиепископу «что не только оная пустыня не оскудное содержание новсегда иметь может, но и многие боголюбивые вкладчики, весьма желая оную пустыню в прежнем видеть состоянии, не малыя как в церковь, так и на поправление строения монастырскаго учинили подаяния, да и впредь оную снабдевать обещаются. И по всему тому оная пустыня без всякой нужды может всем потребным довольна быть.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 2, л. 4).
15 марта 1779 года последовал указ московской духовной консистории, адресованный бывшему Перервинскому иеромонаху Иоасафу, а ныне Берлюковскому строителю: «На поданном от Вас Преосвященному репорте с объяснением, что в показанной пустыне каменнаго здания состоит в твердости, в которой и утварь находится в целости, по описи, настоятельския келии и братския и ограда деревяннаго здания, хотя и в ветхости, но обновлены быть могут, изображено резолюциею:
Как по усмотрению нашему Берлюкова пустынь возобновлена быть и иметь от земли и других выгод содержание при помощи Божией и старании добраго Строителя может, а в штате недостает заштатных монастырей четыре, паки оную Берлюкову пустынь в числе заштатных монастырей, почитать, и к лучшему ея содержанию прежде приписвнныя к ней деревни в приход, также и упраздненное село Саввинское приписать; Строителем в оную определить вас, Иеромонаха Иоасафа, о чем вам, также и о построении надлежащих и о приуготовлении надлежащаго к священнослужению дать Указ.» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 29).
13 августа 1779 года по предписанию Владыки Платона в Берлюковскую пустынь была отдана вся церковная утварь и ризница (32) упразднённой в Москве церкви Николы, что в Мыльниках.

Любопытно собственноручное Владыки наставление иеромонаху Иоасафу, хранившееся бережно в Берлюковской обители:
«1)Стараться о церкве, что бы ее покрыть и коли можно будет главу приподнять и выше зделать.
2)Трапезы надо прибавить сажени на две.
3)Иконостас в трапезе зделать получше и оный поставить по средине, в церковь большую ход зделать по левую сторону к стене.
4)Зделать колокольню каменную повыше с папертью.
5)По углам ограды зделать башенки, да святые вороты; до ворота против колокольни к реке большие и деревья срубить на реку.
6)Строения деревяннаго больше не делать, а коли сие зделается, то будет довольно.
Все сие исправит Бог Своею свыше помощию, старанием Строителя и Боголюбивых вкладчиков 1779. Сентября 17. Платон, Архиепископ Московский.» (Л. Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 24).
Новый настоятель верою и любовью очень скоро сумел расположить к себе местное население и боголюбивых владельцев окрестных поместий, которые своими вкладами немало способствовали восстановлению обители. 2 декабря того же 1779 года последовал указ св. синода, по которому было «велено, Московской епархии из заштатных монастырей оставить на своем содержании восемь, в которое число оставлена была Николаевская Бирлюкова пустынь, как по довольству собираемых в оную доходов, так и по выгодности имеющагося в оной строения Оной пустыне в разсуждении том, что она и прежде в числе определенных в Московской епархии на своем содержании монастырей находилась, и ныне на своем содержании остаться дозволить по прежнему.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 2, л.л. 7, 8).
15 июня 1780 года иеромонах Иоасаф подаёт прошение архиепископу Платону о дозволении взять в пустынь деревянную церковь во имя Сергия Радонежского близ лежащего села Савинского, которую жертвует владелец его, господин Лопухин. В ноябре того же года указом московской духовной консистории к Берлюковской обители отошла «Часовня при деревне Псарьках, Богородскаго уезда, при старой Владимирской дороге» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 4).
Тогда же пустыни были возвращены и часовни при сёлах Алексеевском, Шалове и Мизинове, переданные в апреле 1770 года Екатерининской обители.
По велению архиепископа Платона в 1780 году к Николаевской Берлюковской пустыни отошла ещё одна часовня – в городе Москве у Каменного моста, что подтверждает бывший настоятель монастыря иеромонах Нил в своём труде «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» на странице 31.
23 сентября 1783 указом духовной консистории предписано игумену московского Крестовоздвиженского монастыря Иринею освятить Берлюковской соборной Троицкой церкви пределы Святителя Николая Чудотворца и великомученника Мины.
Архиепископ московский Платон, внимательно следивший за всем происходящим в возрождаемой обители, каждый год посещал Берлюковскую пустынь. Его приезды привлекали сюда богатых жителей столицы; многие из которых, пленивших красотой здешних мест и покорённые усердием монастырской братии, делали в обитель богатые вклады. Принимая с призна-тельностью пожертвования, иеромонах Иоасаф все полученные средства употреблял на пользу восстановления пустыни. В 1786 году вместо старой обветшалой церкви по плану утверждённому архиепископом было начато возведение в обители каменного трёхпрестольного собора во имя Живоначальныя Троицы. В 1787 году для новопостроенного собора по указу духовной консистории настоятель Берлюковский Иоасаф получил церковную утварь, книги и ризницу из упразднённой церкви села Покровского. 26 апреля того же года указом московской духовной консистории к Николаевской Берлюковской пустыни была приписана часовня на Немецком рынке в Москве, до этого времени находившаяся в ведении церкви Богоявления, что в Елохове.

За время своего правления иеромонах Иоасаф из заброшенной обветшалой обители превратил Берлюковскую пустынь в полностью обновлённый и обустроенный для богослужения и проживания монастырь.
Престарелый настоятель скончался 1 апреля 1794 года. Погребён он был по левую сторону Троицкого Собора, а над могилою его воздвигли памятник, освящённый самим Владыкою Платоном во время его посещения Николаевской Берлюковской пустыни 28 августа 1796 года. Позднее, в 1884 году, при перестройке Троицкой церкви, вместо памятника, на стене храма против могилы Иоасафа была вделана металлическая доска со следующей надписью: «Здесь погребено тело строителя иеромонаха Иоасафа; настоятелем сей обители был 15 лет; он из развалин возстановил обитель и собрал изрядное число монашествующих. 1 апреля 1794 г. скончался в престарелых летах» (Л. Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 27).
Управление обителью было передано брату покойного – Николаю, прибывшему сюда вместе с ним из Перервинского монастыря.
Среди бумаг Берлюковского архива была найдена собственноручная записка архиепископа Платона датированная 12 июлем 1798 года: «Монах Николай, управлявший Берлюковскою пустынею, произведен нами во Иеромонаха, и определен быть Строителем в Берлюкову пустыню: по чему ему монашествующие и послушники, яко Настоятелю своему, одолжены надлежащим почтением и повиновением.» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни». М., 1875, стр. 33).
Николай продолжил богоугодное дело своего брата. Была выстроена новая монастырская ограда; сооружён деревянный на каменном фундаменте флигель для братской трапезы; исправлена часть обветшалых построек.
Скончался иеромонах Николай в январе 1806 года и погребён рядом со своим братом. Тут же была похоронена и их мать – монахиня Елена.
19 января 1806 года на освободившееся место прислан был иеромонах Иаков, из священников Архирейского Дома (33), числившийся в братстве Троице Сергиевой лавры, двухмесячное правление, которого вызвало недовольство преосвященного Платона:?«Что зделал последний Строитель без благословения, для церкви каменнаго строения, то все сломать ? а построить хорошенько святыя ворота на прежнем месте, с некоторым на верху на подобие палаты уступцем и с куполом и яко с башнею. А строения и церкви деревянное употребить на пристойное в монастыре устроение» (Иеромонах Нил?«Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни».М., 1875, стр. 34).
В итоге 23 марта 1806 года на эту должность был назначен иеромонах Николаевского Песношского монастыря Пахомий. «Как представленный Иеромонах берет на себя завести общежительство в Берлюковой пустыни, и примечается к тому способен, по чему и определить его в Строители в Берлюкову пустынь, и с прописанными послушниками, с тем, чтобы он завел общежитие по примеру Пешношскаго монастыря, и тех, кои в Берлюковой пустыне сами пожелают и новый Строитель на то согласен, оставить в Берлюковой пустыне, а кои или сами не пожелают остаться, или новый Строитель будет просить о выводе их, тех определить в другие монастыри вне Москвы, а нынешняго Строителя от должности уволить и по здаче монастыря, паки отправить в Троицкую Лавру.» ( Иеромонах Нил?«Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни». М., 1875, стр. 34) – пишет в своей резолюции к указу Владыка Платон.
Ко времени правления иеромонаха Пахомия относится сооружение деревянной кладбищенской церкви во имя Пресвятыя Богородицы Казанския, древней постройки, перенесённой туда из села Топоркова, находящегося в пяти километрах от обители.
Интересна судьба этого храма. Выше (стр.17) уже упоминалось село Воскресенское, посещение которого архиепископом явилось первым шагом в возрождении Берлюковской пустыни.
Так вот: «1702 г. сентября в 25 день выдан антиминс (34), по благословенной грамоте, в новопостроенную церковь Покрова Пресв. Богородицы, в Московской уезде, в село Воскресенское, тоя ж церкви попу Луке Автамонову» …«в 1703 г. октября в день по указу великаго государя и по благословению преосвященнаго Стефана митрополита Рязанскаго и Мурамскаго ? а по челобитью стольника Фёдора Михайлова сына Клешнина, велено: Московскаго уезда, Черноголовской волости, из села Воскресенскаго старую деревянную, которую ему того села Воскресенский поп с приходскими людьми поступился, разобрав, перевесть в Московский уезд ? в сельцо Топорково и, съисподи подрубя и ветхия бревна переменя, поставить на удобном к церковному строению месте во имя Пресв. Богородицы Казанския» (Холмогоровы В.И. и Г.И.?«Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии», М., 1881 1911, вып. 5 «Радонежская десятина», стр. 168; вып. 6 «Вохонская десятина», стр. 9).
Факт перенесения этой церкви в Николаевскую Берлюковскую пустынь может служить подтверждением предположения того, что преосвященный Платон родился в доме своих предков, живших в селе Топоркове, и был крещён там же, в местной Казанской церкви. Таким образом, передача храма в Берлюковскую обитель явилась доказательством особенного к ней благоволения архиепископа московского.
В то же время начато возведение в пустыни новой колокольни, на что Владыка Платон сделал следующую резолюцию: «Стараться нынешним летом построить колокольню вновь такую же, как нынешняя, только паперти для народу сделать пошире нынешней, на кошт35 монастырский и прочих вкладчиков усердных, в том числе склонить и желающаго трапезу перестроить, чтоб он также колокольню обстроил с Божия и нашего благословения; при чем и мы даем вкладу от себя 100 руб.» (Иеромонах Нил?«Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни». М., 1875, стр. 35).
4 июня 1811 года иеромонах Пахомий был переведён в Николаевский Песношский монастырь на место скончавшегося 31 мая того же года настоятеля архимандрита Макария.
С 7 июня 1811 года к управлению Берлюковской обителью определён иеромонах Иоанникий. Откуда он прибыл в пустынь – неизвестно. По слабости его, к нему в помощники был назначен иеромонах Песношского монастыря Арсений. Во время их совместного управления пустынью было завершено строительство каменной колокольни, за пределами монастыря сооружены конный и скотный дворы.
В 1812 году умирает Преосвященный Архиепископ Московский Платон. Николаевская Берлюковская пустынь остаётся без своего покровителя, под присмотром которого возобновлялась и обустраивалась некогда запустелая обитель.
Но, как говорят в народе: «беда не приходит одна». В ночь с 23-го на 24 июня того же года в пределы России вошёл император Франции Наполеон Бонапарт со своей многотысячной армией.
Св. синод принял манифест, адресованный священникам и православному народу, в котором говорилось: «С того времени, как ослепленный мечтою вольности народ Французский испровергнул Престол единодержавия и алтари Христианские, мстящая рука Господня видимым образом отяготела сперва над ним, а потом, через него и вместе с ним, над теми народами, которые наиболее отступлению его последовали Богом спасаемая Церковь и Держава Российская доселе была по большей части сострадающею зрительницею чужих бедствий Ныне сия година искушения касается нас, Россияне! Властолюбивый, ненасытимый, не хранящий клятв, не уважающий алтарей враг, дыша столь же ядовитою лестию, сколько лютою злобою, покушается на нашу свободу, угрожает домам нашим и на благолепие храмов Божиих еще издалеча простирает хищную руку» (Анри Валлотон «Александр I» М., 1991, стр. 157 158 ).
14 сентября 1812 года в 2 часа дня император Франции въехал верхом на Воробьёвы горы. У его ног лежала Москва, представлявшая собой «обширное и странное собрание 295 церквей и 150 дворцов с их садами и флигелями. Это была Азия, и ее религия, вначале победоносная, затем побежденная, и полумесяц Магомета, покоренный крестом Христа !... Достаточно было одного солнечного луча, чтобы этот великолепный город засверкал самыми разнообразными красками» Так о Москве писал в своих мемуарах французский генерал граф Филипп-Поль де Сегюр.
А вот воспоминания о днях, проведённых в Москве самого императора Франции: «Через два дня после нашего прибытия начался пожар На следующий день огонь увеличился, но ещё не вызвал серьезной тревоги. Однако На следующее утро поднялся сильный ветер, и пожар распространился с огромной быстротой Это было огненное море, небо и тучи казались пылающими, горы красного крутящегося пламени, как огромные морские волны, вдруг вскидывались, подымались к пылающему небу и падали затем в огненный океан. О! это было величественнейшее и самое устрашающее зрелище, когда-либо виданное человечеством!!!» («Московский летописец». Сборник, вып. 1. М., 1988, стр. 62 65).
После бегства армии Наполеона из Москвы настоятель Николаевской Берлюковской пустыни иеромонах Иоанникий доносит Св. Синоду о том, «что в 1812 году во время Французов Берлюковская пустынь уцелела, а часовни обе в Москве сгорели» (ЦИАМ, ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 2).
9 июля 1827 года по своей просьбе из-за болезни иеромонах Иоанникий был уволен от должности и определён в число братства Екатерининской пустыни, где и окончил свою жизнь.

Шли годы. Один за другим менялись настоятели Николаевского Берлюковского монастыря. После ухода Иоанникия обителью управлял Песношский иеромонах Николай, скончавшийся после непродолжительной болезни в январе месяце 1828 года. 28 февраля в Берлюковскую пустынь был назначен временным управителем ещё один иеромонах Николаевского Песношского монастыря – Варсонофий. Ровно через месяц 28 марта 1828 года вместо временного управителя был прислан на должность настоятеля постриженник и бывший казначей Соловецкий Антоний, который вскоре заболел и был отправлен на излечение в Москву, где и скончался в июне 1829 года.

Тихо и размерено текла жизнь за стенами обители до тех пор, пока Всевышнему не стало угодно прославить, доселе ничем неприметную, Николаевскую Берлюковскую пустынь особым образом.
В 17,5 км от монастыря в селе Кудинове жила немолодая уже женщина, более 20 лет страдавшая болезнью глаз. Все попытки врачей восстановить её зрение оказались тщетными, и в конце концов, женщина окончательно перестала видеть. Тогда она обратилась к Господу нашему, прося помощи у Него. Вскоре слепой во сне явился незнакомец, открывший ей, что де в Берлюковской обители, в хлебопекарне находится образ Христа Спасителя предаемого и лобзаемого Иудою Искариотом (36).
Всё, что случилось впоследствии, было описано в рапорте архиепископу московскому Филарету, поданном 14 июня 1829 года казначеем Берлюковской пустыни Геннадием (заведовавшим монастырём во временное отсутствие в нём настоятеля): «После Смерти Строителя означенной пустыни Иеромонаха Антония Случилось следующее произшествие. – Богородскаго уезда деревни была Бывшая крестьянка А ныне салдатка Татиана Иванова Кузнецева, небывавши никогда всей пустыне пришла в оную для поклонения иконе Спасителя на ходящейся впекарне монастыря И просила отслужить оной молебен, так как она будучи одержима продолжительною Головною И глазною болезнями. – И безсонницею По ея показанию видела во сне что она от сего изцелеет. Но поелику Икона Сия находится в пекарне то братия сперва отказывала Ей всей прозьбе но когда она Кузнецова Неотступно отом присшла То братия видя Ея усердие согласилась Исполнить Ея Желание, ивзяв образ из пекарни в церковь отслужили воной молебен. После чего как Слышно она Кузнецова получила Изцеление, и народ услыша осем начал прихадить в сию обитель для поклонения Иконе Спасителя+» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 69, л. 17).
Толпы богомольцев из окрестных сёл и деревень наводнили монастырь. Такого количества желающих посетить Берлюковскую обитель не было за всё время её существования. И тогда, заручившись благословением Владыки Филарета, принимается решение вынести чудотворный образ из пекарни в доступное для всех молящихся место с подобающим торжеством.
16 июня 1829 года, при большом стечении народа, с крестным ходом икона перенесена была в Троицкий собор Берлюковской пустыни. Там образ поставили на специально отведённое для него место в приделе Святителя Николая.
Благодаря этому множество людей получили возможность обратиться за помощью к Господу и ощутить на себе чудодейственную силу образа Его.
Различные случаи исцеления засвидетельствованы местными благочинными и подтверждены показаниями свидетелей очевидцев под присягою. Вот некоторые из них:
«Московской округи деревни Владычнева, крестьянская вдова Авдотья Тихонова целый год была больна, как головою так и глазами едва видела дневной свет, Она сколько исползовалась в Мартыновской больнице, однако облегчения от болезни неполучила а 29 Июля 1829 года пришла для Богомолья в Николаевскую Берлюковскую пустынь от служила молебен Чудотворному Образу Христа Спасителя умывши лице Св. водою тот час почувствовала облегчение в голове иглазами стала видеть попрежднему.
Деревни Чижевой крестьяна Харитона Егорова пятилетний сын Стефан имел ноги синеваты и сухи, так что он не только мог ходить но и двигать оными, по обещанию родителей носили больнаго наруках в Берлюковскую пустынь и там от служили с водоосвящением молебен пред Чудотворным Образом Спасителя и обмыв болящему Св. водою ноги и он стал двигать ногами ипривстовать на оные а на третий день стал ходить свободно.

________________
+ «Икона Спасителя привезена в Монастырь вместе с прочими иконами и вещами из упраздненной церкви в селе Кромине (Коромолино, Кармолино. А.С.), отстоящем от Пустыни на пять верст, что задостоверное впрочем признать нельзя, по недостатку ясных доказательств.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 119, л. 15об.)

Вотчины Полковницы Давидовой, Сельца Мишнева дочь Анна 11.лет с малолетства была одержима глазною болезнею, так что сама посебе не могла ходить, наконец левой глаз совершенно закрылся, от чего произошла в глазах сильная резь с безпрестанным течением слез по обещанию родителей и самой девицы Анны, отведена была, в Берлюковскую пустынь 1829 года спустя неделю после Троицы, где отправлен был молебен с водоосвящением пред Чудотворным Образом Спасителя ипоумовении Св. водою глаз болящая стала видеть.
Дмитровскаго уезда деревни Матусевой крестьянка Марфа Яковлева, пятидесяти лет, была одержима беснованием 17 лет, ходила в Берлюковскую пустынь в Июле месяце 1829 года, отслужила с водоосвящением пред Чудотворною Иконою Спасителя молебен, после того вскоре получила изцеление.
Один Кулужеский Купец в 1830 г. посетивши сию обитель расказал братии освоем изцелении не объявляя своего имени болезнь его находилась в ногах, кои были сухи и совершенно лишены владения». (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л.л. 20-22).
Вскоре Николаевская Берлюковская обитель оказалась неспособной принять постоянно растущее число богомольцев, стекавшихся сюда на поклонение чудотворной иконе Христа Спасителя.

Решение задачи благоустройства и расширения монастыря легло на плечи, назначенного «Указом Консис. 29 Июля 1829 года, №. 4613» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 2об.) на должность настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни иеромонаха Троицкого Сухаревского подворья Венедикта ( в мире Василий Семёнович Филиппов ).
Будучи человеком решительным, деятельным и умным, иеромонах Венедикт, вскоре сумел приобрести участие и доверие, как монастырской братии, так и жителей окрестных сёл и деревень. Все пожертвования, поступавшие в казну Николаевской Берлюковской пустыни, вкладывались в расширение и укрепление обители. Так, в период с 1829 по июль месяц 1832 года был выстроен «Корпус двуетажной каменной в коем устроено шестнатцать келлий Братских. – В нем окон с двойными рамами и со стеклами Сорок два. Печи с лежанками изращатыя; полы дощатые, двери все простыи на железных петлях. Корпус внутри и снаружи оштукатурен; покрыт железом с окрашением медянкою. При нем два входные крыльца с колоннами; площадки и ступени из белаго камня, покрыты листовым железом. В нижних сенях полы настланы Гжельской лещадью; лестницы и верхния площадки деревянныя; двери на крыльцах створныя со стеклами на железных петлях со щеколдами.» ( ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л.л. 1 4).
С 1832 года по август 1833 – в городе Москве, за Большим Каменным мостом, вместо отошедшей к пустыни при Владыке Платоне старой часовни, была сооружена «Часовня каменная и при ней Корпус двуетажной каменной же для отдачи в наймы Часовня и Корпус покрыты железом и окрашены медянкою. Дверь стеклянная створная и другая дверь железная решетчатая. Над Часовнею Крест и Яблоко медные вызолочены. В Корпусе внизу устроена для отдачи Лавка с подвалом со сводами. В верхнем етаже полы дощатые, двери простыя на железных петлях; две печи: одна руская, другая Голандская, изращатыя. Сени – низ каменной, а верх деревянной, покрыт железом. Входная лестница деревянная.» ( Там же ).
В 1834 году над уездным городом Богородском нависла страшная беда. Серия больших пожаров разрушила до основания почти все деревянные строения.
По просьбе местных жителей и с разрешения св. синода чудотворная икона Христа Спасителя была перевезена из Николаевской Берлюковской пустыни в город Богородск для участия в крестном ходу на день Покрова Пресвятой Богородицы. Бедствия затем прекратились.
Этот случай вызвал ещё больший приток верующих в Берлюковскую обитель. Во время больших православных праздников из-за тесноты Троицкой церкви молящиеся люди вынуждены были стоять на улице вне храма.
Такая безвыходная ситуация натолкнула на мысль купца Афанасия Емельяновича Щекина возвести в Николаевской пустыни соборный храм во имя прославившей Берлюковскую обитель чудотворной иконы Христа Спасителя. В начале 1835 года свою идею Афанасий Щекин изложил в письме настоятелю пустыни с приложением к оному 15 тысяч рублей.
Вскоре было обнародовано «Воззвание К Православным Христианам любящим благолепие храмов Господних. Николаевския Берлюковския Пустыни Строителя Иеромонаха Венедикта с братиею», в котором говорилось:
«Вверенная смотрению моему Берлюковская пустынь, как вечное произведение рук человеческих, и вместе, как селение Святейшаго Бога, не раз была прославлена знамениями благоволения Божия.
Богу оугодно было иавить особенное знамение благоволения своего на обители нашей, прославлением Чудодейственной Иконы Христа Спасителя лобзаемаго предателем Иудою.

Довольное число чудес привлекает Богомольцев из Москвы и других даже удаленных Городов и весей. Сорадуяся всем, притекающим в нашу обитель к целебоносной Иконе мы чувствуем Священную скорбь от того, что пламенное оусердие поклонников не может быть вдруг оудовлетворяемо по причине не поместительности Настоящаго Храма.
Обнося сию скорбь в сердце, я и по долгу звания моего, и по чувству и признательности к Богу, оудивившему на обители нашей свои особенныя милости, решаюсь приступить к построению новаго Соборнаго Храма во имя Христа Спасителя, лобзаемаго Иудою.
Богатые и малодостаточные, но оусердные, своими приношениями, равно могут богатить нас Малы зерна пшеницы, но из совокупности многих из них составляет хлеб. Так из малых, но многих лепт мы при благословении Вышняго надеемся создать предполагаемый Храм.»(ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 38, л.л. 8, 9)
В августе месяце 1835 года состоялась закладка нового собора. Временные неудобства, связанные с посещением верующими Берлюковской обители, побудили жителей прилегающих сёл и деревень просить епархиальное начальство о принесении св.иконы в местные храмы, для того, чтобы все желающие могли поклониться Чудотворному Образу.
Так, 7 сентября 1836 года было удовлетворено прошение московского купца Петра Семёновича Бабкина об отпуске иконы Христа Спасителя в село Купавну на принадлежащую ему фабрику.
Вместе со строительством нового собора не прекращаясь велись работы по исправлению и обустройству прочих зданий Николаевской Берлюковской обители.
В 1837 году было получено дозволение о сооружении в пустыни 2-х этажного каменного корпуса «для братской Трапезы с ея принадлежностями – Поварнею, Пекарнею и пятнадцатью кельями. Во всем корпусе окон с двойными рамами и со стеклами Пятдесят Шесть; из них Одиннатцать окон с железными решетками. Двери все столярныя на железных петлях. Полы дощатые. Печи все изращатыя. Под всем корпусом подвалы со сводами. В них семь окон с железными решетками.
Внутри весь оштукатурен. Покрыт железом, крыша окрашена медянкою. При оном корпусе Три крыльца: среднее крыльцо с двумя колоннами из белаго камня, покрыто железом и окрашено медянкою; а два крыльца по концам из белаго камня; над ними Зонты железные слесарные, покрыты железом и окрашены медянкою. В Трапезу лестница деревянная. К Пекарне сени выстланы Гжельской лещадью, лестница деревянная, а верхняя площадка настилана местами Чугунными плитами». (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 2). Здание Трапезного корпуса было окончено строительством в 1839 году.
В мае месяце 1840 года было начато возведение церкви над Святыми воротами во имя Святителя Василия Великого.
Каменная надвратная церковь была полностью построена и освящена в том же 1840 году. «На ней Глава из белаго железа, Крест, Яблоко, Репьи и Ложка под Главою вызолочены под кремень на меди. Внутри церковь оштукатурена. В Олтаре и по церкви пол настилан Гжельской лещадью, а ступени и Амвон из белаго камня. Церковь покрыта вся железом с окрашением медянкою. При крыльце две колонны из белаго камня. Крыша покрыта железом и окрашена медянкою. Ступени и площадка на крыльце, а также ступени на входную в Церковь лестницу Чугунныя; а площадка по лестнице из Гжельской лещади. Верхняя площадка и поручни по лестнице деревянныя. В оной церкви и в лестнице окон четырнатцать, из них пять окон с железными решетками. Под Олтарем оной Церкви в Святых воротах устроена Палатка, в ней два окна с железными решетками. В воротах Затворы полуциркульные деревянные филенчетые столярные на железных петлях.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 1).
Вместе с сооружением надвратного храма с восточной и северной стороны монастыря была построена новая ограда «и по углам оной устроены две каменныя двуетажныя башни. Башни и часть ограды покрыты железом и окрашены медянкою с восточной стороны вороты; над оными Арка впадиной, полуциркулярная Каменная, покрыта железом. На ней Крест и Яблоко вызолочены под кремень. В воротах Затворы деревянные филончатые столярные, на железных петлях. Возле оных ворот устроена Каменная сторожка; покрыта железом; и от оной ограда до братскаго Корпуса Каменная покрыта железом.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 2).
19 сентября 1840 года «Строитель Венедикт в уважение трудов, успехов и благостроении Обители и братства произведен во Игумена.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 3).
К 1842 году вчерне закончилось построение соборного храма Христа Спасителя.
В том же году игуменом Венедиктом была составлена подробная опись всех зданий и угодий, принадлежавших к тому времени Николаевской Берлюковской пустыни. На протяжении многих лет правления обителью, настоятелем Венедиктом в составленную опись вносились все текущие поправки и дополнения, связанные с непрекращающимся строительством, как в самой пустыни, так и за её приделами. Читая выдержки из этого документа, нетрудно представить себе весь масштаб и объём работ, проводимых с целью укрепления и процветания Берлюковской обители в середине XIX века.
В 1844 году часовня, находившаяся на старой Владимирской дороге «в имении по мещика Нарышкина» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 3) «перенесена по новуму Нижегородскуму шоссе в Новую деревню Псарьки и выстроена каменная покрыта вся железом К ней пристроены Сени деревянныя, покрыты тесом.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 4, примеч. п. 18).
В октябре месяце того же 1844 года игумен Венедикт с монастырской братией подают высокопреосвященнейшему Филарету, митрополиту московскому и коломенскому прошение о построении на западной стороне ограды монастыря двухэтажного каменного корпуса Братских Келий. «Для постройки онаго корпуса почетный Гражданин Федор Федоровичь Набилков жертвует пятнатцать Тысячь рублей Ассигнацеями с тем только, что бы при Кельях, на самом том месте, где прежняя старая Братская деревянная Трапеза с пекарнею, прешедшая в совершенную ветхость, ничем не занимаемая, и в которой прославилась Чудесами Икона Христа Спасителя, в память сего благодатнаго События, устроена была Церковь во имя Всех Святых; и как в настоящее время, по заведению, исправляется в ветхой пекарне ежедневное по усопших вкладчиках Чтение Псалтиря; то и предполагаем в Келлиях сего Корпуса пометить престарелую болящую Братию, а в церкви, которая по сему прилично может называться больничною. На будущее время, сверх богослужения, будет совершаться и ежедневное чтение Псалтиря не нарушимо». ( ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 83, л.л. 1 2).
25 апреля 1845 года из московской духовной консистории на имя игумена Венедикта был послан указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского Николая I с утверждением проекта «на постройку в Николаевской Берлюковской Пустыни, в г. Богородске Московской Губернии, каменнаго для монашествующих здания, с особою при нем церковию.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 83, л. 4).
Серия пожаров, произошедших в Николаевской Берлюковской обители во второй половине 1845-го и в начале следующего года, частично, или полностью уничтожила ряд, в основном деревянных строений, находящихся вне ограды монастыря.
Так, 2 августа 1845 года сгорели мезонин, крыша и обшивка на стенах 2-х этажной гостиницы; «вместо оных крыша покрыта на корпусе железом, а стены наружныя обштукатурены.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 4, примеч. п. 10).
9 декабря этого же года пожар уничтожил «Конной двор и вся к нему принадлежность а также принадлежащее Гостиннице Вместо оных выстроено новое» (Там же, примеч. п. 11).
«Скотный двор покрытый соломою сгорел 1846 Года Апреля 24 дня вместо оного выстроен вновь и покрыт тесом» (Там же, примеч. п. 12).
В 1848 году в Николаевской Берлюковской пустыни было завершено строительство холодного собора во имя Христа Спасителя. Новопостроенный храм, высотою 36,3 метров (с крестом) «каменный, о пяти Главах; из коих Сретняя Глава вызолочена на меди под кремень, Крест и Яблоки вызолочены чрез огонь; а четыре Главы из белаго железа; на них кресты; Яблоки и Ложки под Главами вызолочены под кремень. Внутри Собор весь оштукатурен. Пол выстилан Гжельской лещадью; а ступени и Амвон из белаго камня. Собор покрыт весь железом и окрашен медянкою. В нем окон: в нижнем ярусе девятнатцать; над оными круглых шестнатцать; во всех оных решетки железныя. В трибуне двенатцать окон с рамами и со стеклами. При Соборе три входных крыльца: с Западной стороны площадка и на три схода Ступени Чугунныя, а боковыя устроены из белаго камня, прямыя.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 1) «олтарь купол и Своды росписаны живописью и Арабесками докорниза, стены покрыты колером иконастас напротяжении 33 ар.(шин) в два яруса вызолочен с резбою рококо» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л. 23об.) освящён. был в том же 1848 году митрополитом московским Филаретом.
«В 1851 г. начата иокончена двух ярусная колокольня для большаго колокола в 1005 пуд и при ней ограда с западной стороны монастыря и одно этажная просфорня с двумя келиями» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л. 25).
В том же 1851 году на месте старого одноэтажного здания гостиницы, расположенного вне монастыря, было построено новое, из перенесённого сюда настоятельских келий, о чём свидетельс вуют собственные пометки игумена Венедикта. Деревянный одноэтажный корпус, находившийся на территории монастыря, был «перенесен на Гостинницу и с большими размерами разширен, вделан на оном мезонин и весь покрыт тесом.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 77, л. 4, примеч. п.п. 5, 10).
«Тогож года, 10 Мая» было получено «дозволение о исправлении часовни на Немец.(ком) рынке» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 2).Пришедшая в ветхость часовня в городе Москве была перестроена в 1852 году.
29 июня 1853 года высокопреосвященнейшим митрополитом московским Филаретом была освящена, начатая сооружением в 1845 году, церковь во имя Всех Святых «каменная, одноглавая, с шатрообразным куполом и с хорами, на кои ход из Настоятельских келий; в ней иконостас деревянный двухярусный, покрытый тюлем и вызолоченный на полимент с с таковою же резьбою. Устроена на западной стороне монастырской ограды в средине двухэтажнаго каменнаго корпуса, в коем с северной стороны вверху Настоятельския келии, а внизу братския; с южной же стороны вверху рухлядная палата с 2-мя келиями, для служащих в оной, а внизу 6-ть братских келий.» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 41).
В том же «1853 году Игумен Венедикт возведен был в Сан Архимандрита».
Своеобразным доказательством отеческой любви и заботы, проявляемых архимандритом Венедиктом по отношению к находящейся под его началом обители, служит следующий документ, датированный декабрём месяцем 1853 года: :«Святейшаго Правительствующаго Синода Члену Господину Нашему Высокопреосвященнейшему Филарету, Митрополиту Московскому и Коломенскому, Свято-Троицкия Сергиевы Лавры Священно-Архимандриту и разных Орденов Кавалеру Николаевской Бирлюковской пустыни Архимандрита Венедикта Всепокорнейшее прошение. При Бирлюковской Пустине имеется вне монастыря, не в дальнем разстоянии церковь, во имя Казанския Божия Матери, деревянная, устроенная на деревянных Столбах и Крытая железом; стены церкви прочны, но деревянные столбы от долговременности сгнили, от чего и самая церковь несколько наклонилась на одну сторону, и кроме сего замечаются другия повреждения. Для поддержания оной, которая необходима при монастыре как потому, что внутри монастыря нет ни однаго Храма в Честь Божия Матери, так и потому, что при оной погребаются монашествующие и крестьяне близь находящейся деревни Мизинова, предполагается сделать некоторыя исправления а именно: 1е, Под всю Церковь подвести новый фундамент каменный. 2е, В Церкви дощатой пол, под которым переводы ветхи, разобрать и настлать вновь. 3е, Так как в Св. Олтаре Престол устроен на дощатом полу и во время хождения сотрясается, то Престол нужно снять и под него устроить Каменный Столб, а пол с переводами переделать. 4е, Стены в церкви и в Олтаре оштукатурить. 5е, Иконостас перебрать и в Нем Иконы поправить.

Кроме сего монастырский лес, в конце котораго находится означенная Казанская церковь, неагорожен; живущие на фабрике и в деревне за лесом, в летнее время всегда ходят чрез лес, проложили по оному много дорожек, от чего корни деревьев обнажились а многия деревья уже засохли. По сему, как для сбережения леса, так и потому, что Трапезный Корпус с одной стороны окнами обращен к означенному лесу а особой ограды не имеет, необходимо около онаго лесу, с трех сторон, начиная от углов каменной монастырской ограды, сделать бревенчатую ограду из заостренных кольев.

Посему, Ваше Высокопреосвященство, Милостивейшего Отца моего и Архипастыря всенижайше прошу Архипастырскаго благословения на исправление деревянной Церкви Казанския Божия Матери и на устроение около леса бревенчатой ограды.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 126, л. 1). Ярким примером добросовестного отношения к своей работе могут служить и цитируемые ниже выдержки из собственноручной подписки, данной в мае 1854 года «владимирской Губернии Покровскаго уезда деревни Заболотья» крестьянином Тимофеем Лукьяновичем Морозовым Николаевской Берлюковской пустыни архимандриту Венедикту в том, что он, Морозов, «подрядился ? на плотничную работу на своих Харчах – 1е, Обнести забором около всего леса, начиная от монастырской ограды с полуденной стороны, и тоже довести до ограды восточной стороны по показанию, сколько выдет прясел. Пряслы делать длины шерсти аршин, столбы ставить круглые выстроганные, обжигать и к земле оные смолить, берестою обертывать, зарывать глубины два аршина, плотно и землю уколачивать, верхи на столбах обделывать, и накрыть дощечками с четырех сторон Граненыя; Заборник из семи-аршинных бревен пополам, верхи сделать остроконечные, или как будет приказано, набирать на две иглицы строгоныя, которые бруски тесать толщаны полтора или два вершка, ширины три вершка, вниз класть по два бревна на двух обозженых стульях; а концы заборника в столбах в паз, бревны все, как заборника, стоячия, так и нижния два бревна строгать и делать пряслы плотно и верно, по черте, в паз, комлями вниз; внизу у подбора ветхия бревны обделать гребнем и осмаливать; а у заборника проухами. – 2е, По болотному месту Столбы вколачивать Карпом до крепкаго Материка своими Людьми - 3е, Столярные вороты со Столбами и Аркою сделать по рисунку, клееные, чисто с обеих сторон и верно, с поставкою тумбов, с Приделкою закладных Крючков и Запоров 9е, Заборы огородить и вороты все сделать к 1му Июля Сего Года, и не далее 15го Сентября Сего ж Года, и делать все плотно, верно и чисто, а если где сделано будет неправильно, переделать безотговорочно без особой платы. И все сие хранить Свято и ненарушимо.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 126, л. 2).

Обнесение оградой монастырской кладбищенской рощи было одним из последних деяний архимандрита Венедикта по укреплению Николаевской Берлюковской обители.
1 июня 1855 года сердце этого воистину неутомимого труженика внезапно остановилось. Архимандрит Венедикт был похоронен в склепе новопостроенного соборного храма во имя Христа Спасителя.
За год до этого, 28 июня 1854 года «в Строители Берлюковской пустыни» был назначен «Гефсиманскаго скита37 Иеромонах Парфений.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 3об.), который, сразу после кончины архимандрита Венедикта стал вместе с Берлюковским иеромонахом Вениамином исполнять должность настоятеля обители.
5 мая 1856 года Владимирского уезда Боголюбовской волости села Порецкого крестьянин Александр Ксенофонтов подрядился «отделать деревянную Церковь во имя Казанския Божия Матери», благословения на исправление которой просил у митрополита московского Филарета покойный архимандрит Венедикт. «плотничныя, каменныя, малярныя, кровельныя и щикатурныя работы призвести из монастырских материалов мне Ксенофонтову своими рабочими людьми на своих харчах» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 126, л.л. 32-33).
В июле месяце 1856 года в самостоятельное управление монастырём был введён иеромонах Парфений.
При новом настоятеле была возобновлена состоящая при Николаевской Берлюковской пустыни «Церковь во имя Казанския Божия Матери, с колокольнею при ней смежно вне монастыря, отстоящая не в дальнем растоянии, деревянная с разрешения Его Высокопреосвященства Преосвященнейшаго Филарета Митрополита Московскаго и Коломенскаго от 15 декабря 1853 года перебрана снова, и под всю Церковь и Колокольню подведен новый каменный фундамент. Церковь и Колокольна снаружи и внутри оштукатурена. Покрыта вся железом и окрашена медянкою. Главы на Церкве и Колокольне обшиты белым железом. Кресты (2) наней железныя с цепями вызолоченныя по мордану, яблаки под крестами медныя вызолоченныя под кремень. – В Церковь два входа с северной стороны: один под Колокольною, другой у клироса. В Церкви окон: 2 в Олтаре, 8 в Церкви, 3 в Кумполе и под колоколною 1о, всего 14ть окон с двойными рамами и железными между их решетками. Церьковь сия, кроме пожертвованных Священником Села Чашникова, что на Петербурской дороге, Тихона Васильевича Пермскаго 1000 Рублей Серебром выстроена на Монастырской счет, окончана постройкою при Строителе Иеромонахе Парфении и освящена Его Высокопреосвященством Филаретом Митрополитом Московским и Коломенским в 10 день Сентября 1857 года.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 133, л. 1).

В 1858 году, по просьбе иеромонаха Парфения Николаевской Берлюковской обители была передана во владение земля «с лесом, в количестве 157 десятин, из казенных дач, находящихся в Богородском уезде, близ села Стромынь.» (Л.Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 39).

17 июня 1860 года по Высочайшему повелению иеромонах Парфений был переведён настоятелем в Гуслицкий Спасо-Преображенский монастырь.
Тогда же, в 1860 году на освободившееся место настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни был определён иеромонах Троице-Сергиевой лавры Иосиф.
Во время пятилетнего правления Берлюковской обителью иеромонаха Иосифа указом московской духовной консистории от 5 мая 1861 года была «дозволена переделка часовни у Каменного моста» в городе Москве; 4 сентября 1862 года получено разрешение Митрополита Московского Филарета на поправку «испортившагося от сырости Новаго Холоднаго собора.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 3об.). Под собором во имя Христа Спасителя устроен был «подвал со сводами, от чего собор осушился от сырости, в нем прежде бывшей.» (Л. Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 39).

Так же, при настоятеле Иосифе в церкви во имя Св. Троицы был установлен «Иконостас в 5ть ярусов с на ружной стороны обложен розовым деревом, колоны и резба ореховаго дерева нанем в приличных местах разные Херувимы и Серафимы вызолочены Внутренняя Сторона Иконостаса обложена ореховым деревом нагорнем месте Иконостас из розоваго дерева, купол и своды Храма росписаны Живописью» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л. 26).
В 1863 году «начудотворную Икону Христа Спасителя возложен хитон Червённаго солота в 1000 руб. Сереб. вклад Московскаго купца Ивана Степанова Кулаева. Наместную Икону Христа Спасителя возложена Серебреная риза в 1260 р. Сер. усердием Почетнаго Гражданина Ивана Семеновича Соловьева.» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л. 27).
На юго-западной стороне Берлюковской обители, «за оградою Монастыря внизу горы покрытой елевым и сосновым лесом В ископанных пещерах Схи-Монахом Макарием Каменная во имя Собора Иоанна крестителя Господня сооружена усердием Московскаго купца Никиты Васильевича Щеникова, Иконостас в ней чугунной литой весу 180 пуд. вызолочен намордан иконы писаны намеди. Начало сооружения Этой церкви произошло следующим случаем по О. Архимандрите Венидикте жил маститой старец Схи-Монах Макарий, в мире был он Макар Ермолаевичь Господский человек, Московских Купцев Куманиных, имел жену и детей, был дятькой детей Куманиных и поваром, за добрую и Богоугодную жизнь и услугу будучи вдов отпущен наволю, поступил в Берлюковскую пустынь в 1828м году, пострыжен в Монашество с именем Афонасия 1829 г., проходил должность свечника. В 1841.г. облечен в Схиму с именем Макария и От должности свечника уволен, тогда он в свободное время От Богослужения скрытно от братии копал пещеру, сколько трудов стоило Старцу грунт земли вынимаемый его руками идоселе видимый насводах Колидоров пещеры твердый железняк, внутри пещеры вырыт им же колодесь теперь он под Образом Местной Иконы Божия Матери, вода вынимается Гидропульсом в чашу стоящую пред Образом он умер в 1847.г. Апреля 1.дня. Память его почтена стихами

Здесь Стацец Смиренный, Вертеп ископал,
И в нем затворенный; Спасения искал!
Создатель Моленьям, Сердечным внимал;
И старца к селеньям, Небесным возвал,
О! Странник усталой Навертеп сей взгляни,
И здесь под дубравой; Склонись и внемли,
Пусть скорбный итесный Кто в жизни проидет;
В Чертог тот небесный, Сославою взойдет.»
(ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 88, л.л. 26об., 30-32).

Храм во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна над пещерами «окончен строением и освящен в 1865 году при строителе Иеромонахе Исаие.» (ЦИАМ?ф. 709, оп. 1, д. 195, л. 4), сменившем на своём посту иеромонаха Иосифа. К большому сожалению, церковь эта осталась без богослужения. Препятствием к оному явилось чрезмерное обилие влаги, исходящей из подземных помещений сего храма. В 1865 году строитель Берлюковский Иосиф был возведён в сан игумена и переведён в Вознесенскую Давыдову пустынь.
На его место по желанию монастырской братии был избран иеромонах Николаевской Берлюковской пустыни Исаия,?«родом из Московских купцов, по прозванию Морозов», принявший управление обителью 1 мая 1865 года. Но вскоре, 1 ноября того же года иеромонах Исаия сам отказывается от должности настоятеля, мотивируя своё решение плохим состоянием здоровья; и по увольнении поступает в Староголутвин монастырь, близ города Коломны, который впоследствии покидает, и возвращается «в мир, вопреки увещаний Епархиальнаго Начальства» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 43).
«А после его в 1865 же году в Ноябре месяце поступил в Настоятели из Екатерининскаго монастыря Игумен Иона постриженник Соловецкаго монастыря ? имеет От Высочайшаго кобинета назолотой цепи наперстный крест, другой наперстный крест от Св. Синода, третий Бронзовой на Владимерской ленте в память военнаго события 1853-и 1856 г.+ и Бронзовую медаль на Андреевской ленте для ношения нарясе, задеиствие при отражении от Ставропигиальнаго (38) Соловецкаго монастыря нападения Английских параходов в 1858 году внес в Берлюковскую пустынь строгое житие и правила Соловецкаго монастыря.
В 1866 г. докончил после настоятеля Иосифа отделку Холоднаго Собора и украсил местными свечами на пожертвованную сумму Почетным

____________________
+  Крымская война 1853-1856 г.г. между Россией и Турцией в союзе с Англией, Францией за господство на Ближнем Востоке.

Гражданином Иваном Семеновичем Соловьевым с братьями 1000 руб Сер. к томуже еще Соловьевы пожертвовали, в холодный Храм Христа Спасителя Хоругви Серебро-позлащенные стоющие 1500 руб Сереб.
В 1867 и 1868 г. между угловым корпусом гостинницы и угловым же конным двором в глубине к роще, построен дву-этажный дом низ каменный аверх деревянный ? внизу проживают Скотницы, а в верху 9 комнат для помещения Странних Богомольцев и окрестных жителей женскаго пола приходящих к слушанию Божественных служб. здесь им предлагается без возмездная трапиза. К сему дому пристроен пространный для рогатаго скота двор с двумя жилыми флигирями, сараями и всеми удобствами для скота.
Чрез реку Ворю устроен для проезда деревянный мост укрепленный сваями.
Переправлена для посетителей в лучшем виде Гостиница ипо опытному хозяйству очищена от волежника монастырская роща.-
Переправлены по Монастыру вновь все ветхости. Заведен весма для монастыря пчельник изаведено хлебопашество.
А в 1869 г. преображен сосновый строевой лес...» ( ЦИАМ ф.709, оп.1,д.88, л.л.27-29)
В эти же годы игуменом Берлюковским Ионой была предпринята попытка подробного описания обители со дня её основания и вплоть до марта месяца 1870 года, в котором по прошению своему настоятель был освобождён от управления пустынью и отпущен на богомолье в Афон (39).
Тогда же, в 1870 году по распоряжению епархиального начальства настоятелем был назначен казначей Николаевского Угрешского монастыря иеромонах Нил (в мире Николай Лукич Софонов) «из купеческаго звания, уроженец г. Скопина Рязан. Губ.» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр.50), управлявший Берлюковской обителью до 1880 года.
Частично используя средства монастыря, и так же с помощью благотворителей им была приобретена для нужд обители луговая земля с лесом. В 1872 году Нил открыл при монастыре школу, которая впрочем, им же была и закрыта в 1878 году. В том же 1878 году иеромонах Нил разобрал тёплую Троицкую церковь, которая из-за тесноты своей не могла вместить всех богомольцев, и на том же месте заложил новую. Окончить же строительство ему не довелось, так как в 1880 году он был переведён в настоятели Николаевского Угрешского монастыря с возведением в сан архимандрита. За время его правления удалось только выложить стены и покрыть крышу.
Вместе с тем иеромонах Нил является автором одного из самых глубоких исторических исследований Берлюковской обители за весь период её существования. Этот труд был издан Императорским Обществом Истории и Древностей Российских, при Московском Университете в 1875 году под названием «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни».
Во время своего управления обителью иеромонах Нил был возведён в сан игумена и награждён от св. синода наперсным крестом.
12 марта 1881 года на место настоятеля монастырская братия единогласно избирает эконома Николаевской Берлюковской пустыни иеромонаха Адриана, основной задачей которого стало завершение строительства Троицкого храма.
Церковь эта – при одной главе, имела три престола. Главный – во имя Живоначальныя Троицы, освящён был 29 июня 1884 года высоко-преосвященнейшим митрополитом московским Иоанникием. Настоятеля же Берлюковского иеромонаха Адриана во время совершения этого обряда возвели в сан игумена. В храме во имя Св. Троицы сооружён был трёхъярусный вызолоченный иконостас, а шесть из общего числа местных икон одеты в ризы из чистого серебра. Два боковых придельных престола: правый – во имя Святителя и Чудотворца Николая и левый – во имя Св. Мученика Мины были освящены в сентябре месяце того же года преосвященным Мисаилом, епископом дмитровским. Соборный храм обогревался при помощи духовой печи, устроенной в подвальном этаже церкви.
В 1881 году были возобновлены занятия в школе при монастыре, закрытой прежним настоятелем. В 1885 году она переименована была в церковно-приходскую и являлась образцовою во всём Богородском уезде.
27 июня 1887 года на имя высокопреосвященнейшего Иоанникия митрополита московского и коломенского настоятелем Николаевской Берлюковской пустыни игуменом Адрианом было послано «нижайшее Донесение» «Во ввереной мне пустыни не имеется настоящей постоянной колокольни а состоит временная на каменных столбах, имея же в виду желание и готовность Благотворителей Обители помочь в построении постоянной новой колокольни покорно прошу Архипастырского разрешения построить новую колокольню по прилагаемому проэкту с прибавлением восточной стороны Ограды, с употреблением для колокольни принадлежащих Пустыне Лесных и кирпичных материалов» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 389, л. 1).
В 1888 году в Берлюковской обители было выстроено большое деревянное здание для размещения в нём гостиницы.
В 1890 году началось возведение (вдоль дороги от шелкоткацкой фабрики Ивана Соловьёва до места, где должна стоять по проекту новая колокольня) каменной монастырской ограды с угловыми башнями.
19 мая 1895 года из московской духовной консистории игумену Адриану был послан указ с разрешением «построить во вверенной ему пустыни новую каменную колокольню на жертвуемую Московским купцом Федором Никитичем Самойловым сумму 30.000 рублей» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 332, л. 1).
Удивительная по красоте, 4-х ярусная колокольня была спроектирована московским архитектором Александром Степановичем Каминским. Строительством же руководил его ученик Василий Михеевич Борин. Все «работы производились с соблюдением надлежащих правил и под надзором»?казённого десятника Михаила Ивановича Крашенинникова.
К 1-му октября 1895 года землекопами был подготовлен котлован под фундамент новой колокольни. Объём вынутого грунта составил 188 кубических сажен (1826 м3).
К концу января следующего, 1896 года под руководством подрядчика Семёна Петровича Петрова проведена разборка угловой каменной башни и части монастырской ограды, мешавших строительству, а под основание колокольни был заложен фундамент с последующей выкладкой цокольной (40) её части белым камнем.
Вся ответственность по возведению каменной кладки легла на подрядчика Ивана Павловича Притуманова. Надзор за проведением строительных работ вёл десятник Яков Данилович Котов. На сооружение было израсходовано 266 700 штук отборного кирпича, выработанного и обожжённого под контролем и при непосредственном участии подрядчика Берлюковской пустыни Павла Никитича Доронина.?Нельзя обойти вниманием Ивана Алексеевича Орлова, изготовившего лестницы и промежуточные площадки для подъёма на колокольню.
К середине 1899 года каменные работы по возведению колокольни были завершены. На металлической доске, укреплённой к основанию этого грандиозного сооружения начертана надпись: «начата сия колокольня постройкою 22 июня 1895 г. Закончена кирпичною кладкою благоспешением Всечестного игумена Адриана и прочей братией на средства, пожертвованные Ф.П. Самойловым, И.И. и А.И. Лялиным и благотворителями обители сия в 1899 году июля 30 дня.»
Новопостроенную колокольню венчал огромный крест «красной меди весу 38 пуд. вызолоченный через огонь» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 395, л. 22), изготовленный 14 сентября 1899 года русским мастером Иваном Фёдоровичем Шуваловым.
Подвескою колоколов на новую звонницу занимались рабочие «Колокольно – Литейного завода Л.Н. Финляндскаго.» (Там же).
После завершения отделочных работ, 11 июня 1900 года при большом стечении народа, состоялось освящение этого великолепного сооружения.
Таким образом, к началу XX столетия Николаевская Берлюковская пустынь приобрела вид полностью обновлённой и благоустроенной монастырской обители.
«Под монастырем и возле монастыря земли находится 95 десятин 516 квад. сажен» (ЦИАМ ф. 709, оп. 1, д. 446, л. 14), на которой старанием братии при посильной помощи боголюбивых прихожан были построены:
зимний соборный храм во имя Живоначальной Троицы, с приделами во имя Святителя Николая Чудотворца и во имя Св. Мученика Мины, освящ. в 1884 г. при игумене Адриане;
летний соборный храм во имя Христа Спасителя, освящ. в 1848 г. при игумене Венедикте;
церковь во имя Св. Василия Великого над святыми воротами, освящ. в 1840 г. при игумене Венедикте;
церковь во имя Всех Святых, освящ. в 1853 г. при игумене Венедикте;
церковь во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна над пещерами, расположенная вне монастыря. Освящ. в 1865 г. при иеромонахе Исаие;
кладбищенская церковь в честь Казанской иконы Божией Матери, освящ. в 1857 г. при иеромонахе Парфении;
колокольня в северной части монастырской стены, освящ. в 1900 г. при игумене Адриане;
Братский, Настоятельский, Трапезный и Казначейский корпуса, а так же сапожная, находящиеся, как и храмы внутри ограды пустыни.

За пределами каменной монастырской стены были расположены:
гостиница для богомольцев;
церковно-приходская школа;
дом для плотников; кузница; рига (41) и молотилка; водокачка; конный двор;
скотный двор;
просфорня, в ограде обители; иконная лавка; магазин;
баня, «близ реки Вори, в которую устроен ход из монастыря под западной башней.» (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 42) и монастырская сторожка.

Кроме того в распоряжении Николаевской Берлюковской пустыни находились два прилежащих к ней пруда, пашня и огород.
Вместе с тем, обитель получала дополнительный доход и от приписанных к ней часовен, находившихся в городе Москве у Большого Каменного моста: «В 1891 году, при помощи купца Павла Борисовича Пирогова» она была «расширена и украшена благолепным иконостасом» (Л.Денисов «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1898, стр. 42) и на Немецком рынке, в Елохове: «В 1898 году украшена золоченым иконостасом» (Там же); а так же в деревнях Богородского уезда:?Шалове, Мизинове и Псарьках.
Шестая часовня «находившаяся в селе Алексеевском, на Троицкой дороге по усмотрению Епархиальнаго Начальства» была «отдана в пользование Дмитровскаго Борисоглебскаго монастыря». (Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни» М., 1875, стр. 44).

В 1902 году на место настоятеля обители был назначен игумен Тимолай. За время его управления был построен корпус для братии и сооружён водопровод.
По имеющимся на ноябрь месяц 1905 года сведениям во владениях Берлюковской обители «значится земли:
Богородскаго Уезда Гребневской Волости возле сельца Мизинова 34 десят. 2259 квад. сажень.
В том же Уезде Ивановской волости при сельце Кромлине 130 десятин 1944 кв. сажень.
В Богородском Уезде Аксёновской волости близь села Стромыни 306 десятин 1668 квад. сажень, в том числе 149 десятин 2208 саж. дарованных от казны в 1858 году под названием Климовка Поповка тож.
В том же Уезде в дачах села Хомутова по реке Клязме рыбная ловля по плану значится протяжение реки Клязмы 22 десят. 1200 сажень
Дмитровскаго уезда Богословской волости 6 десятин 2275 квад. сажень.
Того же Уезда в дачах села Асаурова мукомольная мельница.»
(ЦИАМ ф.709, оп.1, д.446, л.л.14-15).

В 1909 году митрополит московский Владимир освятил вновь построенный кладбищенский храм во имя Казанской иконы Богоматери.
30 ноября того же 1909 года указом святейшего синода исполняющим должность настоятеля Николаевской Берлюковской пустыни был назначен иеромонах Пётр (в мире Павел Иванович Орлов).
В 1893 году его приняли в братство обители в качестве послушника.
В августе 1899 года Павел был пострижен в монашество с наречением имени Пётр, в начале сентября 1900 года рукоположен во иеродиакона, а в марте 1904 года – во иеромонаха.
В 1913 году указом святейшего синода Иеромонах Пётр был назначен настоятелем Николаевской Берлюковской пустыни и в следующем 1914 году возведен во игумена.
Наступивший XX век принёс с собой неисчислимые беды и страдания.
1914 год. В г.Сараево произошло убийство наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда и его жены, послужившее предлогом к развязыванию мировой войны. Вскоре в кровавую бойню была втянута и Россия. Много людского горя принесла эта беда. Беженцы, оставшиеся без крова над головой; дети, потерявшие родителей, раненые и больные наводнили просторы страны.

К тому времени Николаевская Берлюковская пустынь старанием и трудолюбием братии и своих боголюбивых прихожан превратилась в духовный центр Богородского уезда с хорошо налаженным хозяйством. Никто из пришедших в обитель со своим горем не оставался без утешения. Всем без исключения оказывался радушный приём, и предлагалась посильная помощь.

Вскоре после известных событий 1917 года новой властью был арестован игумен Пётр. Вслед за этим начинается постепенное выселение братии Николаевской Берлюковской пустыни из занимаемых ею помещений обители, повлекшее за собой ликвидацию к 1921 году всего монастыря.
Выдержка из протокола № 41 заседания Президиума Уисполкома Богородского Уездного Совета Московской губернии от 29 июня 1920 года: «Слушали: О расширении приюта для взрослых в Берлюках Постановили: Предложить монахам помещающимся в Казначейском корпусе выселится из такового в недельный срок в Кор(п)ус Игумена.
Отсобезу немедленно приступить к оборудованию Казначейского корпуса под приют для взрослых.» (Центр. Архив Московской области ф. 66, оп. 13, д. 49, л. 198).
В 1923 году обитель возглавил игумен Ксенофонт – её последний настоятель. К этому времени храм Христа Спасителя, превращенный в приходской, остался единственным местом, где до февраля месяца 1930 года продолжали проходить богослужения.
Арест игумена Ксенофонта, иеромонаха Горгония, послушника обители Григория Аверьянова и председателя церковного совета Григория Афанасьевича Ольхова явился поводом для полного прекращения монашеской жизни на территории Николаевской Берлюковской пустыни.
16 мая 1993 года сильный порыв ветра сорвал с заброшенной обветшалой колокольни последний, к тому времени уцелевший, православный крест.

С осени 2002 года начался новый этап в многовековой истории Николаевской Берлюковской пустыни – возрождение обители трудами её нынешнего настоятеля игумена Евмения (Лагутина), братии и прихожан.

============================

ПРИМЕЧАНИЯ

1. П/УСТЫНЬ – монашеская обитель, расположенная в малолюдной пустынной местности.
2. СИНОД/АЛЬНЫЙ ПАТРИ/АРШИЙ ПРИКАЗ – судебно-испол-нительный орган при Св. Синоде. (Святейший Синод учреждён в качестве высшего гос. органа по управлению церковью в 1721 году Петром I).
3. РОГ/ОЖСКИЙ СТАН – административно-территориальная единица. До 1781 года г. Богородск ( ныне г. Ногинск ) именовался селом Рогожи.
4. ЕПАРХИЯ – церковный округ.
5. РЕЧЬ ПОСПОЛ/ИТА – официальное название объединённого польско-литовского государства (1569-1795).
6. ПОСЛ/УШНИК – в русских монастырях, лицо, готовящееся к принятию монашества.
7. ПОГОСТ – сельское кладбище.
8. ИЕРОМОН/АХ – монах священник. ИЕРОСХИМОНАХ – монах «великого ангельского образа», имеющий степень священства.
9. СТРОМЫНСКИЙ ТРОИЦКИЙ мужской монастырь, бывший в Богородском уезде, основан в 1379 г. в честь победы войска князя московского Дмитрия Ивановича ( Донского ) над войском мурзы Бечича. Ныне село Стромынь на р. Дубёнке.
10. ПРЕЧИСТЕНСКИЙ УСПЕНСКИЙ женский монастырь, бывший в Богородском уезде, основан около 1392 г. В 1606 г. обитель эта разорена поляками. Ныне Пречистенский погост г. Лосино-Петровского М.О.
11. БИР/ЮК – волк-одиночка. Перен. – нелюдимый человек.
12. ОБР/ОК – плата правительству за предоставление частному лицу права пользоваться землёй или заниматься каким-либо промыслом.
13. ЧЕТЬ ( Четверть ) – половина десятины. ДЕСЯТ/ИНА – мера площади равная 2400 кв. саженям ( 1,09 гектара ).
14. Ч/УДОВ монастырь – обитель, находившаяся в Московском Кремле, на Царской площади. Основан в 1365 г. святителем Алексием, митрополитом московским. Поводом к созданию этой обители послужило чудесное исцеление от слепоты жены хана Джанибека Тайдулы.
15. ДИКАСТ/ЕРИЯ – греч. – судебное место. Прежде в России по епархиям были дикастерии духовные, где рассматривали дела церкви.
16. ИГ/УМЕН – в древности на Руси Игуменом назывался начальник всякого монастыря.
17. ТЯГЛ/ЕЦ – в Русском гос-ве XV – нач. XVIII в.в. крестьяне и посадские люди, плотившие денежные и натуральные гос. повинности ( тягло ).
18. БОГОСЛОВСКАЯ пустынь – мужская, Московского уезда, Куньевской волости, неизвестно когда основана и когда упразднена, но в 1740 году она ещё существовала и была приписана к Воскресенскому монастырю ( Новому Иерусалиму ).
19. Общежительная САР/ОВСКАЯ пустынь, бывшая в Тамбовской епархии, в Темниковском уезде на слиянии рек Сатиса и Саровки, основана в 1705 году Иеромонахом Иоанном.
20. ПРЕЗИДЕНТОМ Духовной Коллегии был назначен Рязанский Митрополит Стефан Яворский, бывший местоблюститель Патриаршего престола. ВИЦЕ ПРЕЗИДЕНТАМИ назначены были Новгородский Архиепископ Феодосий Яновский и Псковский Епископ Феофан Прокопович. СОВЕТНИКАМИ в Синод определены были Архимандриты первейших монастырей: Ипатьевского – Гавриил Бужинский,?Симонова – Пётр Смелич, Высокопетровского – Леонид и Донского – Иерофей Прилуцкий. Синодальными АССЕСОРАМИ определены: греческий священник Анастасий Кондуиди; протопопы – Троицкий – Иоанн Семёнов, Петропавловский – Пётр Григорьев и Угрежский – игумен Варлаам Овсянников. Первым ОБЕР ПРОКУРОРОМ Св. Синода был назначен полковник Иван Васильевич Болтин.
21. Текст полностью приведён в «Чтениях в общ. ист. и древн. росс.» за 1862 г., кн. 1, Дело о Феофане Прокоповиче, стр. 34 и далее.
22. Герцогство КУРЛ/ЯНДСКОЕ – феодальное гос-во на территории исторической области юго-западной части Латвии ( Курляндии ).
23. Санти, граф Франц Матвеевич – пьемонтский дворянин, молодость провёл в Париже, где занимался историческими науками, потом поступил на службу к ландграфу Гессен-Гомбургскому, по рекомендации которого был приглашен Петром Великим в Россию в 1722 г. и определен в Герольдию "для отправления геральдического художества".
24. ЧЕРН/ЕЦ – монах.
25. «ВЕЧЕРНЕЕ ПРАВИЛО: Господу Богу три поклона, Богородице два поклона. Ангелу хранителю поклон. Преподобному Сергию поклон. Святому великому угоднику Божию Тимофею Архиповичу поклон.?Иоанну предтечи поклон. Верховным апостолом поклон. Св. вел. Иоанну Богослову поклон. Трём святителям поклон» ( Чистович И.А. «Феофан Прокопович и его время», Спб., 1868, стр. 543 ).
26. СЕКУЛЯРИЗ/АЦИЯ – обращение государством церковной собственности в светскую.
27. ТРОИЦКАЯ дорога – ныне Ярославское шоссе.
28. ВЛАДИМИРСКАЯ дорога – ныне Горьковское шоссе.
29. Московская Духовная КОНСИСТ/ОРИЯ – орган церковного управления, учреждённый Петром I по образцу протестантских духовных консисторий.
30. ЕКАТЕРИНИНСКАЯ мужская пустынь – осн. в 1658 г. Находилась в Подольском уезде, Московской губернии.
31. ПЛАТОН (в мире Левшин Пётр Егорович) – Митрополит Московский род. в 1737, умер в 1812 году.
32. Р/ИЗНИЦА – место при алтаре, где хранятся облачения священнослужителей.
33. АРХИРЕЙСКИЙ ДОМ – церковно-административное учреждение, управляющее Епархией.
34. АНТИМ/ИНС – льняной или шёлковый платок 27х31 см с зашитыми частицами мощей, на котором изображено положение во гроб Иисуса Христа. Освящённый Антиминс кладётся на престол Храма.
35. КОШТ – расходы на содержание, содержание.
36. ИУДА Искариот (ивр., Йеhуда иш-Крайот), сын Симона - один из апостолов Иисуса Христа, предавший его.
37. ГЕФСИМАНСКИЙ скит при Троице-Сергиевой лавре – основан в 1844 году Митрополитом Московским Филаретом.
38. СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ монастырь – управляется непосредственно патриархом или равным ему Св. Синодом и пользующийся особыми привилегиями.
39. АФОН или Святая Гора находится на юге Македонии, у вод Эгейского моря. Среди святынь Востока занимает важное место и привлекает своими духовными сокровищами массу паломников.
40. Ц/ОКОЛЬ – нижняя часть, основание какого-нибудь сооружения.
41. РИГА – сарай для сушки снопов и молотьбы.

ИСТОЧНИКИ и ЛИТЕРАТУРА

1. Материалы Центрального Архива города Москвы ( ЦИАМ ).
2. Материалы Центрального Архива Московской Области ( ЦАМО ).
3. Иеромонах Нил «Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни»М., 1875.
4. «Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни», изд. 3 ( исправл. и дополн. Л. Денисовым ) М., 1898.
5. Холмогоров В.И. и Холмогоров Г.И. «Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии» вып. 6 «Вохонская десятина». М., 1881-1911.
6. Токмаков И. «Сборник материалов для VIII археологического съезда в Москве», вып. 3, М., 1889.
7. «Московский летописец». Сборник. Вып. 1, М., 1988.
8. Ратшин А. «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях в России», М., 1852.
9. Денисов Л.И. «Православные монастыри Российской империи». М., 1908.
10. «Православные Русские обители». Полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне. Репринтное изд. С. Петербург, 1994.
11. «Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся». Записки, собранные Троицкой Сергиевой Лавры Иеромонахом Авелем. М., 1860.
12. Чистович И.А. «Феофан Прокопович и его время». Спб., 1868.
13. Зварыкин. «Эпизод из истории Феофана Прокоповича». Спб., 1862.
14. Татищев В.Н. «Российская история с древнейших времён» Л., 1968.
15. А.Г. Брикнер «История Петра Великого».?Репринтное воспроизведение с издания А.С. Суворина. М., 1991.
16. Либрович С.Ф. «Царь в плену». Историческ. очерк. Репринтное издание. М., 1991.
17. Валлоттон А. «Александр I». М., 1991.
18. «Полный Православный Богословский энциклопедический словарь». Репринтное издание. М., 1992.
19. «Виды Николаевской Берлюковской пустыни Богородского уезда». Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1907.
20. Александр Панин, Валерий Морозов «Богорадное общее житие» Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни (мужской монастырь Московской епархии Богородского уезда), 2005 г.